veritas4 (veritas4) wrote,
veritas4
veritas4

Немецкий министр "оказался на крючке" у Путина

Президент РФ Владимир Путин и министр иностранных дел Германии Зигмар Габриэль. 9 марта 2017

Министр иностранных дел Германии Зигмар Габриэль. Архивное фото
Немецкие журналисты раскритиковали главу МИД ФРГ за интервью RT
Все дело в том, что господин Габриэль заявил о необходимости поэтапного снятия санкций с России и даже позволил себе подчеркнуть необходимость налаживания отношений с Москвой на фоне российско-американского разлада, что моментально сделало его "политическим еретиком". Однако вскоре выяснилось, что таких "еретиков" в немецкой политике уже довольно много.

Скандал вокруг немецкого вице-канцлера начался после того, как он выступил на конференции, организованной изданием Handelsblatt, и высказал сразу несколько радикальных мыслей по поводу места Германии в мире и ее будущего.

Во-первых, министр заявил, что необходима "новая политика разрядки с Россией", подчеркнув, что позиция, согласно которой санкции с России можно снимать только после полного примирения на Украине, является неправильной. По логике вице-канцлера, санкции вводились постепенно — значит, их нужно постепенно снимать по мере продолжения перемирия в Донбассе.

Есть подозрение, что немецкий истеблишмент и СМИ разозлило не само предложение о снятии санкций, а дополнительный тезис, что нужно обязательно воспользоваться моментом, "когда Путин отворачивается от Трампа и поворачивается к Европе". Немецкая пресса и проамериканские политики очень не любят Трампа, но сама мысль о том, чтобы пытаться как-то заручиться поддержкой Москвы в намечающемся трансатлантическом противостоянии, с их точки зрения, является откровенным святотатством. А уж "платить" за нормализацию отношений с Россией снятием санкций — вообще немыслимо.

Фрондерство вице-канцлера не ограничилось радикальными предложениями о нормализации отношений с Россией. Зигмар Габриэль сделал то, на что редко осмеливаются западные политики: заявил, что Германия не должна тратить 2% своего ВВП на военные расходы, как этого жестко требует Дональд Трамп.

Министр иностранных дел Германии Зигмар Габриэль во время встречи с президентом РФ Владимиром Путиным. 29 июня 2017
Глава МИД Германии: нам нужны русские, а русским нужны мы
Фактически министр иностранных дел Германии объявил о том, что Берлин не должен платить дополнительную дань Пентагону и бюджету НАТО, а такую позицию европейским политикам американцы не прощают. Нельзя исключать, что в обозримом будущем у господина Габриэля обнаружат или мельдоний в крови, или найдется какая-нибудь горничная, которая заявит о его домогательствах. Американский подход к дискредитации и ликвидации опасных политиков не меняется с годами. Если возможно, опасных политиков бомбят и убивают, а если нельзя, то им устраивают "политическую смерть" с помощью медийных атак и инсценированных скандалов. Статьи о том, что Зигмар Габриэль проглотил крючок Путина, — это самое малое из того, что может с ним случиться.

Проблема американцев и проамериканских политиков в Европе заключается в том, что устранение из политической жизни одного условно пророссийского политика не изменит ситуации в принципе. На дебатах, которые организовала "Немецкая волна", представитель Социал-демократической партии на вопрос о скандальной позиции вице-канцлера ответила заявлением, что она "не знает никого, кто считал бы, что санкции сработают". Эта позиция указывает на то, что мнение о бесполезности антироссийских санкций довольно распространено в немецком политическом истеблишменте, даже если не все его представители готовы об этом говорить публично.

Здание представительства Европейского Союза в Москве

В европейский дискурс начинает проникать тезис, что "король — голый", в смысле — "санкции не работают". С точки зрения проамериканской пропаганды такого вообще говорить нельзя, так как следующим шагом в подобной дискуссии становятся вопросы: "Если санкции не работают, то кто нам врал про порванную в клочья экономику России?", "Если санкции не работают против России, то против кого они тогда работают?" и "Если санкции не работают против России, то кому они нужны?" Ответы на эти вопросы получаются очень неудобными. Об эффективности санкций врали американские и проамериканские политики, а сами санкции работают против Европы и в интересах США. От таких рассуждений в европейском инфополе недалеко и до вывода о том, что Вашингтон, а не Москва, представляет собой угрозу для европейской безопасности. Показательно: то, о чем раньше говорили и писали разве что политические маргиналы, сейчас обсуждается в мейнстримной европейской политике.

Если ситуация будет развиваться в том же направлении, то скоро европейским СМИ придется писать не о том, что на крючке Путина оказался конкретный министр иностранных дел, а что целые партии или даже европейские страны попались на тот же крючок. Это будет напоминать ситуацию некоторых недоразвитых стран, когда политики постоянно обвиняют друг друга в том, что они агенты Путина и работают на ФСБ. Как показывает практика, добром для государства, в котором начинается массовый поиск "агентов Путина", это кончиться не может.

Попытки американского истеблишмента скопом записать в агенты Путина симпатизантов не самого популярного кандидата от Республиканской партии сыграли определенную роль в его победе на выборах, а последующее педалирование этой темы только усилило раздражение избирателей — и это постепенно признают даже в Вашингтоне. Трудно воздержаться от определенной радости по поводу того, что немецкий истеблишмент движется к тем же граблям.

Незадолго до введения очередного пакета антироссийских санкций некоторые американские эксперты, в том числе пишущие для таких влиятельных СМИ, как, например, Bloomberg, предупреждали: санкции навредят самим США, а также американо-европейским отношениям, причем эффект санкций на Россию будет минимальным или даже положительным в долгосрочной перспективе. Логика критиков санкций была следующей: у России более чем достаточно природных и энергетических ресурсов для жизни под санкциями, а ее единственная уязвимость — это потребность в импорте технологий. Санкции фактически принуждают Россию в максимально короткие сроки двигаться к технологической самостоятельности и смене вектора технологического сотрудничества с Запада на Восток. Получается, что США и ЕС (под давлением Штатов) способствуют ликвидации единственной серьезной стратегической уязвимости России, и практика показывает, что именно это и происходит.
Предвыборная агитация на улицах Берлина
Битва за бундестаг: как "русский вопрос" стал важным для немецких выборов
Исходя из вышеизложенного, нужно констатировать, что предложение немецкого вице-канцлера является позитивным, особенно на фоне разнузданной русофобии других американских и европейских политиков, однако на самом деле нам пытаются "продать" уступку, в которой мы не особо нуждаемся. Более того, ценность этой уступки в виде частичного или даже полного снятия санкций снижается во времени, и есть подозрение, что сам Габриэль понимает: чем дальше, тем меньше можно будет получить от России в обмен на эту уступку, а в обозримом будущем ее ценность вообще будет равна нулю. Бюргерское чутье подсказывает немецкому политику правильный выход — получить за этот "лежалый санкционный товар" хоть что-то, пока он вообще не испортился. Но этой сделки не суждено состояться. Если Берлин в будущем захочет полноценного сотрудничества с Кремлем, придется найти что-то более ценное, чем снятие санкций. Перефразируя известную поговорку, можно сказать: Москва санкциям не верит, ей дело подавай.


https://ria.ru/analytics/20170915/1504818705.html
Tags: Габриэль, Германия, Россия, США, внезапно, выборы, инопресса, интервью, мнения, санкции
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments