veritas4 (veritas4) wrote,
veritas4
veritas4

Госдеп объявил войну российской «оборонке»

В новый «черный список» США вошли практически все предприятия ВПК РФ


Госсекретарь США Рекс Тиллерсон утвердил руководство к применению закона о санкциях, под который подпадают российские граждане и компании. Об этом в четверг, 26 октября, заявила официальный представитель Госдепа Хизер Науэрт.

Как сообщает газета The New York Times со ссылкой на полученную копию списка, в перечень организаций РФ, с которыми третьим лицам запрещено вести дела под угрозой санкций, могут попасть «Адмиралтейские верфи», «Алмаз-Антей», военно-промышленнаякорпорация «НПО машиностроения», «Ижмаш», «Калашников», «Рособоронэкспорт», «Концерн Радиоэлектронные технологии» (КРЭТ), корпорации «Уралвагонзавод» и «Ростех».

В будущем санкции могут затронуть партнеров российской корпорации «МиГ», компании «Сухой», «Вертолеты России», корпорации «Тактическое ракетное вооружение».

Кроме того, в список ведомств, на которые распространяются ограничения, внесены Главное управление (бывшее ГРУ) Генштаба ВС РФ, ФСБ и Служба внешней разведки. Всего же в списке Госдепа 33 компании и шесть организаций.

Согласно руководству Тиллерсона, ограничения должны быть применены в отношении «лиц, которые, если это станет известно, участвуют» только в «значительных транзакциях» со структурами, указанными в списке. При этом значимость и объем сделки будет оценивать сам Госдепартамент исходя из факторов, которые могут различаться «в каждом конкретном случае». Мелкие сделки с этими российскими структурами не запрещены.

Напомним: согласно указу Дональда Трампа, Госдеп должен был сформировать список подпадающих под санкции компаний и лиц еще к 1 октября, однако не смог уложиться в сроки. Науэрт объясняла это сложностью процесса «выявления лиц, связанных с российскими военными и разведывательными операциями», а сам Тиллерсон — сложностями в координации работы Госдепа и Казначейства США, в чьи полномочия входит разработка санкций.

За эту задержку Конгресс обвинил Трампа в нежелании имплементировать новые санкции против Москвы. Сенаторы Джон Маккейн (республиканец от штата Аризона) и Бен Кардин (демократ от штата Мэриленд) — авторы законопроекта об ужесточении односторонних ограничительных мер в отношении РФ, Ирана и КНДР — выступили 11 октября с совместным заявлением. В нем отмечалось, что «задержка ставит вопрос о приверженности Трампа законопроекту о санкциях, который был подписан более двух месяцев назад после долгих дискуссий в Конгрессе».

И вот — Дональд Трамп вернул мяч на сторону Конгресса, и показал американскому обществу свою эффективность. По мнению некоторых аналитиков, все это означает, что отношения с РФ отошли для главы Белого дома на второй план. Он свыкся с мыслью, что ему не удастся улучшить российско-американские отношения — просто потому, что в политическом истеблишменте США накопился большой антироссийский потенциал, и Трамп ничего с этим поделать не может. Но и работать на ухудшение отношений американский лидер не хочет, и потому Госдеп оставляет лазейки в руководстве по применению санкционного закона.

Насколько серьезно задевает интересы РФ «черный список» Госдепа, чем мы будем отвечать США?

— «Список Тиллерсона» показывает, что санкционная политика США выходит на чисто технический, рутинный уровень, — считает эксперт РИСИ Сергей Ермаков. — На этом уровне становится понятно, что в законе достаточно лазеек, которыми американцы могут воспользоваться для решения собственных проблем. Но это, к сожалению, не означает, что политический подход Вашингтона к санкциям изменился.

Конечно, широкий список организаций и ведомств РФ, с которыми третьим лицам запрещено вести дела, нормализации американо-российских отношений никак не способствует. Да, лазейки Госдепа можно рассматривать как попытку США снизить напряженность в отношениях с РФ на низовом уровне. Но, как мне представляется, это тупиковый путь, поскольку Москву он явно не устраивает.

«СП»: — В «черном списке» Госдепа оказалась практически вся российская «оборонка». Это сильно осложняет деятельность нашего ВПК?

— С 2014 года Россия хорошо адаптировалась к санкционному режиму — это, кстати, признают сами американцы. Конечно, «черный список» Госдепа не является для нас благом. Но и серьезных помех для нашей военной индустрии он не создает. Замечу, что некоторые российские предприятия, связанные с «оборонкой», напротив, получают дивиденды от введения санкционного режима.

«СП»: — Можно ли сказать, что Трамп с легкостью идет на расширение санкций против РФ, поскольку отношения с Москвой больше не являются для него приоритетными?

— Безусловно нет. Российско-американские отношения для Трампа чрезвычайно важны. Любая проблема или угроза, мало-мальски значимая для США, все равно упирается в то, что между Западом и Россией необходим диалог. С этой точки зрения, попытки Вашингтона представить Москву исключительно как регионального игрока полностью провалились, и в Америке это хорошо понимают.

Другой вопрос, что политические круги США, которые были против выдвижения Дональда Трампа, сыграли в другую игру — обвинили его в излишнем сближении с Москвой, и сделали Трампа чуть ли не агентом Кремля.

Именно в этих условиях Трамп сейчас действует. Со всех сторон американский лидер опутан обвинениями, которые не позволяют ему сделать реальные — или даже радикальные — шаги по сближению с Россией. Любые попытки Трампа двинуться в этом направлении заканчиваются новым витком антироссийской истерии.

По сути, над Трампом висит дамоклов меч. Прежде, замечу, никогда не бывало, чтобы президент США — лидер американской нации — был настолько сильно связан в принятии значимых политических решений.

Именно поэтому администрация США вынуждена, с одной стороны, реализовывать санкции и принимать решения, которые ей навязывают, а с другой — на техническом уровне — пытаться эти решения нивелировать.

«СП»: — В ноябре 2018-го в США состоятся промежуточные выборы трети Сената и полностью Палаты представителей. Трамп может воспользоваться этой ситуацией, чтобы обновить состав Конгресса в свою пользу, и таким образом выскользнуть из-под «дамоклова меча»?

— Конгресс, я считаю, не самый главный игрок в команде противников Трампа. В Америке хватает сил более влиятельных, которые не позволяют внутриполитической ситуации в США развиваться по другому сценарию.

Думаю, в перспективе многое зависит от того, насколько Трампу удастся упрочить позиции во внутренней повестке. Если раньше считалось, что Трамп за счет внешней повестки пытается решить внутренние проблемы, то сейчас — наоборот — для шагов на внешнеполитической арене Трампу необходимо укрепиться внутри США.

Это значит, что пока мы не увидим убедительных побед Трампа внутри США, рассчитывать на перемены в российско-американских отношениях не стоит.

«СП»: — Чем Россия будет отвечать на «список Тиллерсона»?

— Речь на этот раз не идет о введении Америкой принципиально новых санкций. И российское руководство, надо думать, прекрасно понимало, что в ходе имплементации санкций Белым домом «черный список» российских организаций и ведомств только расширится.

Думаю, соответствующие заявления со стороны МИД РФ или администрации президента будут сделаны, но этим все и ограничится. Каких-то резких шагов с нашей стороны, я считаю, мы не увидим. В таких шагах просто нет смысла — в раскручивании спирали противостояния.

Россия, повторюсь, адаптировалась к санкциям, мы с ними живем, и они не представляют для нас глобальной угрозы. Возможно, мы и дадим санкционный ответ США на «список Тиллерсона», но он наверняка будет точечным.

— Отвечать на «черный список» Госдепа нам особенно нечем, — отмечает преподаватель Военного университета Министерства обороны, полковник ВВС в отставке Владимир Карякин. — По сути, вариантов болезненного ответа всего два.

США критически зависят от поставок российского обогащенного уранового продукта для своих АЭС. В 1994—2013 годах поставки «Техснабэкспорта» (внешнеторговая компания «Росатома») шли через договор ВОУ-НОУ, и тогда уран из России закрывал около половины потребностей АЭС США. С 2015 года поставки пошли по прямым коммерческим договорам с американскими энергокомпаниями: TENEX получила квоту 20% рынка. В 2011—2016 годах квота выбиралась полностью, в 2017—2020 годах планируется, что она будет выбрана на 95%. Это значит, что замену российскому урану американцы вряд ли быстро найдут.

Второй вариант — это поставки титана. США остаются основным экспортным рынком для российской «ВСМПО-Ависмы». На эту компанию приходится около половины импорта титана в США, а более трети потребностей авиастроительного концерна Boeing закрывает именно Россия.

Но оба таких ответа неизбежно повысят градус напряженности в отношениях Москва-Вашингтон, и большой вопрос, нужно ли это Кремлю.

Думаю, для нас более реально в качестве ответа сделать упор на развитии отношений с теми партнерами, которые американских санкций не особенно опасаются. Это может быть Китай, Турция, или даже Саудовская Аравия.

http://svpressa.ru/politic/article/184676/

Tags: ВПК, Россия, США, Тиллерсон, гибридная война, санкции, спецслужбы, экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments