veritas4 (veritas4) wrote,
veritas4
veritas4

Референдум или аппарат искусственного жизнеобеспечения для Курдистана?


Противоречия внутри курдской автономии серьезно снижают рейтинг Масуда Барзани. Иллюстрация: Dinarvets.com

25 сентября должен состояться референдум о независимости иракского Курдистана. Согласно планам его вдохновителей, на карте мира может появиться новое независимое государство, границы которого будут охватывать не только территории уже имеющейся на севере Ирака курдской автономии, но и других занятых курдскими отрядами пешмерга провинций страны — Киркук, Дияла и Найнава. Согласно заявлениям президента иракского Курдистана (пока еще автономии) Масуда Барзани, взаимоотношения между официальным Багдадом и столицей автономии Эрбилем, зашли в тупик, и курдам ничего не остается, кроме как голосовать за независимость. Для организации референдума Барзани пришлось 7 июня встретиться с лидерами ведущих политических сил формирующегося образования — собственной Демократической партией Курдистана (ДПК), Патриотическим союзом Курдистана, Исламским движением Курдистана, Исламским союзом Курдистана, Коммунистической партией Курдистана, Партией трудящихся и рабочих Курдистана, Партией трудящихся Курдистана, Иракским туркменским фронтом, Туркменским списком Эрбиля, Партией развития и реформ Курдистана, Партией развития Туркменистана, Ассирийским демократическим движением, Армянским списком парламента Курдистана, и Ассирийско-Халдейским народным советом.

Не стоит удивляться, что иракские власти немедленно объявили инициативу курдов неконституционной. Резко против проведения референдума и независимости иракского Курдистана высказались Иран и Турция. И даже Соединенные Штаты, многолетний

партнер и союзник курдов, призвали их перенести референдум хотя бы на год — за это время должно быть по крайней мере покончено с террористическим «Исламским государством» (ИГИЛ). Именно с таким предложением выступил спецпредставитель США в коалиции по борьбе с этой группировкой Бретт Макгерк. Американцев особенно беспокоит возможность смуты, которая способна перечеркнуть недавние успехи в борьбе с ИГ. К тому же постаралась призвать Масуда Барзани и Лига арабских государств устами своего главы Ахмада Абу аль-Гейта. Пока переубедить курдов не удается, и автономия стремительно движется к референдуму.

Однако есть ли шанс у курдского независимого государства? Готов ли Курдистан к реальной, а не мнимой самостоятельности? Вопрос в современном медиаполе вроде бы не выглядит дискуссионным — ведь иракскую курдскую автономию уже давно воспринимают как де-факто самостоятельное образование, лишь формально зависимое от Багдада. Оно самостоятельно распоряжается своими нефтяными месторождениями (в основном продавая заветную нефть Турции), самостоятельно защищает себя с помощью собственных вооруженных сил пешмерга (в которых числится около 100 тысяч бойцов), и даже иногда помогает правительственной иракской армии в борьбе с ИГ на территориях, ранее не входивших в автономию (так под грядущий референдум и попали Киркук и не только). Однако надо понимать, что все это было возможно, благодаря форсированной американской поддержке курдской автономии — как финансовой и политической, так и военной. Именно Вашингтон затыкал дыры в бюджете Курдистана, а Пешмерга практически полностью вооружена американским оружием. На данный момент автономии на решение накопившихся социальных и инфраструктурных проблем срочно требуется $ 10−12 млрд, притом, что весь ее годовой бюджет не превышает $ 13 млрд. В случае потери поддержки США, самостоятельно эту проблему решить попросту не получится. Кроме того, не стоит забывать, что относительно благополучно автономное образование иракских курдов существовало в условиях беспрецедентного ослабления центра и лояльности внешних игроков, таких, как Турция.

Сейчас ситуация в корне меняется. Командование шиитских формирований Хашд аль-Шаби, лояльных Багдаду, уже заявило о том, что не позволит курдам провести референдум на занятых ими иракских территориях. Речь идет об уже упомянутом богатом нефтью и оттого особенно ценном Киркуке и некоторых других землях, оставленных иракскими войсками после наступления ИГИЛ в 2014 году и освобожденных затем курской пешмергой. Несмотря на громадный вклад курдов в дело борьбы с радикальными исламистами, никто новые территории им отдавать, разумеется, не собирается — и здесь на помощь Багдаду придут, как регулярные войска, так и более боеспособные формирования Хашд аш-Шаби, тренируемые иранскими инструкторами и в целом зависимые от Тегерана. Последний также рассматривает грядущий референдум, причем, не важно, на каких конкретно территориях, как опасность для собственной внутриполитической ситуации и геополитических устремлений в регион. На территории Ирана компактно проживает около 8 миллионов курдов, которые не столь активны, как иракские и турецкие племена, однако также могут в перспективе стать почвой для сепаратистских инициатив. Кроме того, независимый и, скорее всего, не союзный ИРИ иракский Курдистан вбивает клин в возводимый Тегераном «шиитский полумесяц» от Герата до Ливана, и заставит сместить коммуникации.

Примечательно, что в неприятии курдского референдума Иран солидарен с Турцией, что в последнее время бывает достаточно редко. Причин не хотеть независимого Курдистана у Анкары — еще больше, ведь это еще более активизирует борьбу Рабочей партии Курдистана против турецкого правительства, которая не стихает многие годы, унося жизни тысяч турецких солдат и громадные суммы из госбюджета. Если с автономным образованием Барзани Турция еще могла мириться и даже вполне конструктивно сотрудничать, то независимое государство будет ей костью в горле. В этой связи неудивительно, что на недавней встрече начальников штабов вооруженных сил Турции и Ирана Хулуси Акара и Мохаммада Хосейна Багери, прошедшей в Анкаре, военачальники декларировали возможность совместной операции против курдского образования.

Примечательно, что все более укрепляющая отношения с Турцией и декларирующая партнерство с Ираном и Ираком Россия также не может быть в восторге от появления независимого Курдистана — это способно дестабилизировать не только названные государства, но и союзную Москве Сирию, где уже имеется курдская автономия Рожава. Соответственно, не может быть лояльным Эрбилю как столице новой страны и сирийский президент Башар Асад.

Более того, далека от стабильности и обстановка в самой автономии. Во-первых, традиционалистская Демократическая партия Курдистана Масуда Барзани — отнюдь не единственная ее политическая сила. Достаточно упомянуть левые партии, такие, как Патриотический союз Курдистана (базирующийся в Сулеймании) и, конечно, «Горран» («Движение за перемены»), имеющий вторую по численности депутатов фракцию в курдском парламенте. Последняя, например, уже назвала грядущий референдум нелегитимным, так как эта инициатива не утверждена парламентом*, работа которого приостановлена аж с 2015 года — именно вследствие разногласий «Горран» с ДПК. 7 июня «Горран» также не послал своих представителей на встречу с Барзани. То же самое сделало и еще одно движение — «Исламская группа Курдистана». Кроме того, не стоит забывать и о боевиках РПК, контролирующих ряд районов и также не лояльных Барзани.

Во-вторых, не поддерживают идею курдского референдума и оказавшиеся на территории запланированного Масудом Барзани «государства» национальные меньшинства. Так, арабские и туркменские депутаты Совета провинции Киркук бойкотировали его заседание, постановившее проводить в регионе упомянутый плебисцит. Однако по-настоящему драматичной выглядит обстановка в езидском Синджаре, где местное население настолько обеспокоено инициативой Барзани, что 20 августа вынуждено было провозгласить собственную автономию. Стоит напомнить, что езиды — община, которая страдала от курдов, как исторически, так и на современном этапе своего развития. В 2014 году, когда боевики ИГИЛ рвались в Синджар, пешмерга просто отступила из региона, фактически, не защитив езидов от последовавшего затем геноцида. Впоследствии исламисты были изгнаны оттуда, но не отрядами Барзани, а бойцами РПК, которые и находятся там до сих пор. В результате, на данный момент Синджар, известный также как Шенгал, — пожалуй, самый оппозиционный лидеру иракской курдской автономии регион. Езиды сейчас выступают не просто против курдского референдума, а готовы выйти из состава курдского образования и стать частью Ирака, так как именно в рамках этого крупного многоконфессионального и многонационального государства они видят возможность решения своих проблем.

Все эти противоречия внутри курдской автономии серьезно снижают рейтинг Масуда Барзани, и уменьшают количество готовых поддержать идею независимого Курдистана. Ранее курды уже проводили референдум о независимости — это произошло в 2005 году. Тогда 99% процентов голосовавших высказались за отделение от Ирака. Однако на данный момент, по экспертным оценкам, этот показатель упал до 80%. Конечно, это все равно однозначное «Да», но, в то же время, явное свидетельство падения доверия к Барзани и его устремлениям.

Учитывая все эти негативные факторы, Курдское государство может состояться лишь при активной поддержке Соединенных Штатов и других заинтересованных в нем сторон, прежде всего, Израиля. Тель-Авив, надо сказать, очень не против видеть между Ираном, Ираком, Сирией и Турцией прозападное государство, которое может стать его естественным и столь желанным союзником. Именно этим объясняется активная поддержка Израилем устремлений барзанистов, и участие израильских инструкторов в тренировках отрядов пешмерга. Однако нужно ли покровителям «Курдистана» мертворожденное курдское государство, живущее лишь благодаря «аппарату искусственного жизнеобеспечения», и способное пасть при любом недосмотре сильных мира сего? Этот вопрос — не менее актуален, чем тот, что будет задан курдам на референдуме 25 сентября, и именно на него им, по сути, придется отвечать…

Антон Евстратов, специально для EADaily

*15 сентября парламент Иракского Курдистана одобрил проведение референдума о независимости курдской автономии 25 сентября. В первой с 2015 года сессии приняли участие 68 из 111 депутатов местного законодательного органа. В поддержку проведения плебисцита как в административных пределах территории Иракского Курдистана, так и на спорных территориях, в том числе в провинции Киркук, высказались 65 парламентариев. Депутаты от партии «Горран» бойкотировали заседание — Ближневосточная редакция EADaily

https://eadaily.com/ru/news/2017/09/16/referendum-ili-apparat-iskusstvennogo-zhizneobespecheniya-dlya-kurdistana

Tags: Ирак, конфликты, курды, неочевидно, нефть, референдум, сепаратизм, экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments