veritas4 (veritas4) wrote,
veritas4
veritas4

Где ты, невидимая рука рынка в случае ВИМ-Авиа?

"Где ты, невидимая рука рынка, отсекающая неэффективных и неклиентоориентированных?"
Размышления на крушение крупного российского авиаперевозщика

Главный вопрос не в том, почему сейчас «ВИМ-Авиа» оказалась на грани банкротства. А в том, почему этого не случилось десять лет назад? Этот вопрос не только к регулятору, но и к туристическим операторам и государству.

Читать новости на сайте столкнувшейся с серьезными проблемами компании – как смотреть записи в «Фейсбуке» внезапно тяжело заболевшего человека. Вот он путешествует, что-то читает, что-то планирует – и вот пошли сухие (или эмоциональные) медицинские сводки.

Так же и с «ВИМ-Авиа». Вот гордый отчет о перевозке 13 тысяч мусульманских паломников в Мекку и бравурные планы запустить полеты на далекий китайский остров Хайнань аж из четырех городов России, и вдруг по нисходящей – сперва обещание нормализовать расписание рейсов, сообщение о переговорах с банками, а дальше хроника операции по вызволению туристов из Турции и других мест, куда ВИМу хватило денег отвезти людей, а забрать – уже не хватило.

В связи с ситуацией вокруг «ВИМ-Авиа» неизбежно вспоминается банкротство «Трансаэро», но сложно назвать два менее похожих случая.

Если «Трансаэро» и по качеству обслуживания, и по точности следования расписанию до самого последнего времени равнялась даже не на «Аэрофлот», а на лидеров мирового рынка, то «ВИМ-Авиа» и «задержка рейса» для многих были синонимами.
Слухи о том, что за постоянные опоздания компанию вот-вот отстранят от чартерных перевозок или запретят выполнять регулярные рейсы, возникали непрестанно начиная с 2007 года, то есть уже десять лет.


«ВИМ-Авиа» и «задержка рейса» для многих были синонимами (фото:Leonid Faerberg/Transport Photo Images/Global Look Press)
Но каким-то образом ВИМу удавалось не просто продолжать работу, но и оставаться ведущим чартерным перевозчиком страны – пожалуй, сложно найти человека, покупающего путевки в теплые края, который хоть раз не воспользовался бы услугами этой компании.

Поэтому главный вопрос не в том, почему сейчас «ВИМ-Авиа» оказалась на грани банкротства. Главный вопрос в том, почему этого не случилось десять лет назад?

Не хочется намекать на «мохнатую лапу», но многие авиакомпании лишались сертификата эксплуатанта и за куда меньшие прегрешения.

Да, с безопасностью серьезных проблем у ВИМа не было. Но сколько времени, нервов и денег потеряли тысячи людей, чьи планы были серьезно нарушены из-за постоянных многолетних задержек рейсов, подсчитать сложно.

Причем вопрос этот не только к регулятору, но и к туристическим операторам – почему, зная о постоянных проблемах у ВИМа, они все равно год за годом предлагали людям лететь отдыхать именно этой компанией?

Где ты, невидимая рука рынка, отсекающая неэффективных и неклиентоориентированных?

Так что претензии Владимира Путина к главе Минтранса Максиму Соколову (ему объявлено неполное служебное соответствие) и вице-премьеру Аркадию Дворковичу («может быть, вы перегружены слишком?») не просто справедливы, они слишком мягки.
Ведь президент не требует от чиновников в ручном режиме управлять частным бизнесом, которым является, в частности, «ВИМ-Авиа». Вопрос в критериях оценки работы авиакомпаний.

«Если вы выработали такие критерии, то чего они стоят, если ничего не видно за ними? Что это за критерии такие? Критериям соответствует, а работать не может.

Десятки тысяч людей, десятки тысяч оказались в очень сложной ситуации. Ну хорошо, если бы это было в первый раз, но это же годами все продолжается»,напомнил Путин.

И главная задача, которую президент поставил перед Дворковичем и Соколовым, – это не закрыть текущий (далеко не первый) кризис с «ВИМ-Авиа», а «представить предложения по урегулированию ситуации в целом. По усилению нормативно-правового регулирования этой сферы деятельности, по повышению ответственности перевозчиков».

Как показывает и российский, и мировой опыт организации авиаперевозок, только серьезные штрафы за опоздания способны отучить авиакомпании экономить за счет пассажиров.

Ведь практически каждая задержка, если она вызвана не погодными условиями непосредственно в аэропорту вылета или прилета, вызвана тем, что перевозчик где-то на чем-то сэкономил.

В случае поломки самолета – на техобслуживании и наличии запасных бортов в основных аэропортах работы. В случае «посыпавшегося» из-за одной задержки графика – на количестве самолетов в целом.

Да и погодные условия для разных пилотов выглядят по-разному – у каждого есть свой погодный минимум, и чем лучше (и, соответственно, дороже) пилот, тем в более сложных условиях он имеет право взлетать или садиться.

Примером для всей европейской авиаотрасли является ирландский лоукостер Ryanair, который держит жесткий график не из-за того, что боится штрафов, а потому что изначально строил свою бизнес-модель на строгом соблюдении расписания.
Поэтому у них новые самолеты, хорошие пилоты и запасные борта в основных авиаузлах. А самое главное – хорошая заполняемость самолетов и, соответственно, прибыль.

В России с нашими расстояниями авиация всегда несла и должна нести не только транспортную, но и стратегическую социальную функцию.

Фактическое уничтожение региональной авиации в 90-е годы привело к тому, что многие территории, по сути, выпали из экономической жизни страны. Зачем открывать новое или поддерживать существующее производство в районе, до которого нужно часами ехать по бездорожью?

Процесс уменьшения связности страны продолжается и поныне – пару лет назад утратила авиасообщение с Москвой Йошкар-Ола. Это при том, что в соседние Чебоксары летают три авиакомпании, стоимость билета сравнима с проездом в плацкарте.
Восстановление работы аэропорта было одним из пунктов программы свежеизбранного главы региона Александра Евстифеева, но республиканский бюджет слишком тощ и куц для того, чтобы дотировать авиаперевозки, а без дотаций запустить регулярные рейсы по приемлемой цене и перетянуть пассажиров из Чебоксар и Казани будет проблематично.

#{author}То, что из одного сибирского города в другой сибирский город люди летают через Москву, также общеизвестно.
Поэтому, как и в случае с наземными пассажироперевозками, когда бизнесменов, желающих взять прибыльный маршрут, «нагружают» социальными и менее востребованными направлениями, в авиаотрасли, возможно, следует ввести что-то подобное.
Хотя в этом случае летающие по популярным направлениям пассажиры просто-напросто будут дотировать тех, кто летает по малозагруженным.

Разумеется, идеальным вариантом для государства было бы хоть немного забыть про «эффективность» и «самоокупаемость» и напрямую из бюджета дотировать коммерчески невыгодные региональные рейсы – как это делается в Китае для улучшения связности страны и создания равных возможностей для развития регионов.

Впрочем, подобная идея противоречит всей политике монетарного либерального блока правительства, поэтому надеяться на ее реализацию в ближайшее время не приходится.

Но жесткое регулирование отрасли со своевременным отсечением тех, кто позволяет себе регулярные задержки рейсов, – это тот необходимый минимум, с которого следует начать.

Антон Крылов

https://vz.ru/columns/2017/9/29/889023.html
Tags: #ВИМАвиа, Россия, бизнес, мнения, самолеты, скандалы, транспорт, экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments