veritas4 (veritas4) wrote,
veritas4
veritas4

Нефтяная гонка на руинах Халифата

Оригинал взят у colonelcassad в Нефтяная гонка


Нефтяная гонка.

Поражения войск Исламского Государства и крах этого квази-государственного образования, ведет к трансформации конфликтов на территории Ирака и Сирии. На первый план постепенно выходят конфликты между другими участниками войны, которые ранее находились в состоянии нейтралитета или ситуативного партнерства. Так, в последние месяцы мы наблюдаем как обострились конфликты между САА и SDF, между Ираком и Иракским Курдистаном, между Россией и США. Причины этих конфликтов носят как военно-политический, так и экономический характер. Поражения Халифата приближают реализацию сценария, когда стороны зафиксировав свои позиции военными методами, будут пытаться сохранить их за собой в ходе переговоров о послевоенном урегулировании, где будет решаться судьба Сирии и Ирака. Борьба за укрепление своих позиций, приводит к гонкам за контроль над территориями имеющими военное или экономическое значение. В Сирии это проявилось особенно наглядно, когда гонки к сирийско-иракской границе в обход Ат-Танфа или же гонки к Ресафе, приводили к столкновениям между силами, которых поддерживали Россия и США. Такие же столкновения интересов мы наблюдаем и сейчас, когда происходит гонка за нефтью провинции Дейр-эз-Зор. Помимо территориальных и военно-стратегических целей, важную роль в этой военной конкуренции играет нефть, которая интересует Россию и США с экономической точки зрения, что отражается в присутствии в зоне конфликта российских и американских нефтяных компаний. Поэтому нет ничего удивительного в том, что ключевые события в Иракской и Сирийской войнах разворачиваются вокруг крупнейших нефтяных полей, которые еще относительно недавно находились в сфере влияния Халифата и которые безусловно сыграют важную роль в определении контуров послевоенного устройства региона.

Ирак.



После оккупации Ирака в 2003 году, вслед за американскими оккупационными войсками в Ирак пришли американские нефтяные компании, которые в рамках кампании по "восстановлению Ирака" начали добычу иракской нефти в интересах новых хозяев страны. Со временем, на этот рынок были допущены нефтяные компании и из других стран, например французская Total или российский "Лукойл" http://www.lukoil.ru/Company/BusinessOperation/GeographicReach/Asia/LUKOILinIraq. Появление Халифата в 2013-2014 годах и перехват боевиками контроля над частью иракских месторождений, привел к существенным изменениям в нефтяном секторе Ирака - часть месторождений и нефтеперерабатывающих мощностей фактически выпали из легальной экономической деятельности, начав работать в интересах "всемирного джихада", с помощью с ряда стран, обеспечивавших вывоз этой нефти за пределы Халифата по демпинговым ценам, что в течении трех лет обеспечивало режиму в Ракке существенные валютные поступления на которые содержалась армия Халифата, проводился рекрутинг многочисленных сторонников и реализовывались различные джихадообразующие мероприятия. Тем не менее, даже в ходе острой фазы войны против Халифата, на контролируемой правительством Ирака территории, как и на территории Иракского Курдистана, продолжалась нефтедобыча различными иностранными кампаниями, в том числе и российскими.
В 2017 году в Иракском Курдистане появилась и "Роснефть" https://www.rosneft.ru/press/news/item/185759/, причем работы проводились при помощи китайских товарищей. Для "Роснефти" это уже довольно типичная активность на Ближнем Востоке.



Недавняя история с приватизацией "Роснефти" осуществлялась в том числе и через катарский фонд QIA http://www.bbc.com/russian/news-38501746 (несмотря на то, что Катар являлся до недавнего времени прямым противником российско-иранской коалиции, пока конфликт между Саудовской Аравией и Катаром не заставил катарского эмира сменить пластинку https://colonelcassad.livejournal.com/3559954.html). Тем не менее, с катарцами по политическим и экономическим причинам не получилось и к вопросу при посредничестве катарцев, подключились китайцы из "Хуасинь" https://www.vesti.ru/doc.html?id=2930128, с которой также возникли трудности по причине проблем китайцев с контролирующими органами https://wek.ru/sdelka-s-akciyami-rosnefti-zatyagivaetsya, что привело к ситуации, когда счета компании находятся по угрозой ареста и возникла необходимость закрывать сделку за счет внутрироссийских кредитов в условиях существенных имиджевых и экономических рисков для участников сделки. Это лишний раз напоминает о том, что Катар не самый надежный попутчик на Ближнем Востоке, а в экономических связях с китайцами, стоит просчитывать риски, как в свете данной истории, так и в связи с совместными проектами в Курдистане, дабы потом издержки не оказались слишком высокими. С учетом экономических интересов китайцев в регионе и их потенциальной роли в восстановлении этих стран, российские компании будут часто пересекаться с китайцами в Сирии и Ираке как в формате сотрудничества, так и в формате конкуренции. Политически и экономически это неизбежно и тут крайне важно и тут уже от политического и экономического руководства зависит, насколько удачным будет подобное сотрудничество.



Впрочем, эта проблема не помешала "Роснефти" активно зайти в Иракский Курдистан https://svpressa.ru/economy/article/184128/, открыв офис в Эрбиле и начав реализацию крупных инфраструктурных проектов, что вызвало как недовольство США, так и правительства в Багдаде, которое назвало сделку "незаконной" http://www.rbc.ru/politics/19/10/2017/59e87e579a7947a5b4f3161a. Надо понимать, что как российские, так и американские нефтяные компании действуют в крайне нестабильном регионе на грани войны, где местные правительства ведут борьбу за контроль над нефтяными месторождениями. Недавняя история с занятием Киркука и прилегающих нефтяных месторождений (дававших до 40% добычи Курдистана) иракской армией и шиитской милицией https://colonelcassad.livejournal.com/3747645.html, лишний раз показывает всю остроту борьбы, которая затрагивает как интересы местных правительств, так и нефтяных компаний. В этом плане, экономические интересы нефтяных компаний попадают в зависимость от военно-политических противоречий, когда американский проект автономного/независимого Курдистана наталкивается на противодействие со стороны Ирака, Ирана и Турции. Россия в этом отношении пытается оставаться над схваткой, поддерживая отношения как с правительством в Багдаде, так и с Барзани. Багдад, особенно в нынешних условиях не устраивает такое отношение и он в меру своих ограниченных возможностей пытается склонить Россию к более активной поддержке официальной позиции Багдада по противодействию устремлениям Барзани и США. Россия не поддается, и официально поддерживая территориальную целостность Ирака, продолжает сотрудничество с обеими сторонами конфликта. Ирак получает от России оружие https://lenta.ru/news/2017/07/20/t90iraq/, но одновременно с этим российские нефтяные компании заходят в Курдистан по согласованию с Эрбилем.


Уничтоженный Пешмергой "Абрамс" иракской армии.

Нынешний конфликт вокруг Киркука, который привел к столкновениям между "Хашд-Шааби", Иракской Армией и Пешмергой, создает определенные угрозы этим планам, особенно при переходе конфликта в еще более жесткую фазу, когда военно-политические цели Багдада и Тегерана по ликвидации влияния Барзани, ставят под угрозу нефтяные интересы российских компаний в Курдистане, хотя всегда остается возможность, что при смене территориального контроля, у них останется возможность передоговориться с Багдадом о дальнейшей работе, тем более что Ирак прекрасно понимает, что поддержка России для сохранения территориальной целостности Ирака крайне важна, ну а сотрудничество России, Ирана и Ирака в рамках БИЦ https://colonelcassad.livejournal.com/3178613.html и других структур, оставляет возможность для взаимовыгодного балансирования позиций. Плюс стоит помнить, что Иран как главный партнер России по коалиции, имеет очень сильное влияние на правительство Ирака, поэтому в том или ином виде российские нефтяные интересы и участие в инфраструктурных и нефтедобывающих проектах будет сохраняться вне зависимости от хода боевых действий между иракцами и курдами, от которых Россия будет в меру сил дистанцироваться, призывая конфликтующие стороны к переговорам в рамках территориальной целостности Ирака и оставляя все возможности США и Ирану разбираться между собой на территории Ирака самостоятельно.

Сирия.



О возобновлении полноценной работы в Сирии, российские нефтяные компании заявляли еще летом 2015 года https://neftegaz.ru/news/view/139774-Neftegazovye-kompanii-Rossii-vozobnovyat-rabotu-v-Sirii-srazu-posle-stabilizatsii-obstanovki, когда необходимым условием для работы называли стабилизацию обстановки. Сейчас до полной стабилизации еще далеко, хотя ситуация разительным образом изменилась за 2 года военной операции ВС РФ в Сирии.
В значительной степени взят под контроль нефтегазовый сектор центральной Сирии, где постепенно начинаются восстановительные работы, так как без доступа к природным богатствам собственной страны, Асад не сможет в разумные сроки рассчитывать на восстановление сирийской экономики даже при помощи России, Китая и Ирана. Российские структуры еще летом интересовались возможностью разработки сирийских нефтяных месторождений http://www.rbc.ru/politics/27/06/2017/59515c319a7947750bc7e0e4, а отдельные инсайдерские источники указывали на то, что России, помимо военных баз, обещано до 25% доли в сирийском нефтегазовом секторе в виде компенсации за военно-политическую поддержку в ходе сирийской войны.
На помощь Запада рассчитывать не приходится, поэтому Дамаск ожидает как активного участия вышеуказанных стран, так и их помощи в возвращении под контроль нефтяных месторождений Восточной Сирии и их интеграции в существующую экономику Сирии. Россия и Иран помогают САА решать эту задачу, а Китай обещает существенные инвестиции после стабилизации ситуации. Но надо понимать, что у США и их младших союзников, совсем иной взгляд на вещи.



Конфликт в Сирии с точки зрения США должен продолжаться даже после поражения Халифата, что мы и наблюдаем как на юге Сирии, где США оккупируют район Ат-Танфа, так и в северо-восточной Сирии, где США активно используют курдский фактор и берут под контроль часть нефтяных месторождений на севере провинции Дейр-эз-Зор. Недавние успехи SDF в занятии значительной части нефтяного поля Омар, а также конфликт вокруг завода "Конико" (где ВКС РФ нанесли удар по боевикам ИГИЛ и попутно зацепили SDF https://colonelcassad.livejournal.com/3703989.html) отражают нарастание противоречий связанных с контролем над нефтью Дейр-эз-Зора. Для США эта нефть нужна, чтобы обеспечить экономическое подспорье курдскому проекту в Рожаве, так как это делает его более независимым от Дамаска. Асад и его союзники наоборот заинтересованы в возвращении этих месторождений под контроль Сирии https://tvzvezda.ru/news/vstrane_i_mire/content/201709250759-ehdc.htm, так как для Сирии это залог послевоенных восстановительных проектов, а для России и Китая, это способ обеспечить интересы собственных нефтегазовых компаний, которые примут участие в разработке этих месторождений уже после того, как война формально завершится. При этом для Ирана, данное развитие событий позволит обеспечить в том числе и экономические основы для выстраивания шиитского пояса Тегеран-Бейрут через территорию Сирии.


Отряд Халифата в провинции Дейр-эз-Зор.

Разумеется, пока в районе нефтяных полей продолжаются бои, о полноценной добычи речь конечно идти не может, а серьезные компании будут избегать подобных высокорискованных вложений, так как даже при использовании ЧВК для охраны объектов нефтедобычи, на данный момент нет полных гарантий безопасности в связи с угрозами терактов, атак смертников или вылазок недобитых отрядов Халифата. В этом отношении, гонка за нефтью Дейр-эз-Зора, должна не только определить временную линию разграничения между САА и SDF, но и очистить этот район от существенных сил Халифата, который так или иначе будет мешать возобновлению полноценной экономической эксплуатации этих месторождений и нефтеперерабатывающих мощностей. Для Халифата, потеря этих месторождений уже не играет существенной роли, поскольку господство российской авиации в этих районах, делает невозможной существенную добычу и транспортировку нефти, в результате чего доля нефти в формировании усыхающего бюджета Халифата еще с 2016 года неуклонно снижается.



Дальнейшее будет зависеть от того, договорятся ли с курдами. Если в рамках российских усилий Асад и курды смогут найти общий язык в рамках переговоров в Дамаске или Астане, то скорее всего появятся какие-то временные экономические решения, увязанные с согласием курдов отказаться от сепаратистских устремлений поддерживаемых США в обмен на их новую роль в послевоенной Сирии. Если же договорится не получится, то уже в среднесрочной перспективе, текущая линия разграничения между САА и SDF может стать линией фронта, где сирийская армия попробует не только занять район Табки, но и вытеснить курдов с тех нефтяных месторождений, которые они смогут захватить в ходе идущей гонки. Как это может быть, наглядно показали операции по захвату нефтяных месторождений вокруг Киркука. Это напрямую затрагивает интересы России, так как ставит под угрозу послевоенные интересы российских нефтяных компаний, но и повышает риски в отношениях с США, которые наверняка будут использовать этот конфликт в своих целях, мешая России реализовать наиболее благоприятные сценарии завершения войны в Сирии. Россия будет избегать горячих сценариев, но если дойдет до ситуации или-или, на мой взгляд выберет сторону Асада, особенно если США попробуют реализовать терминальные сценарии по расчленению Сирии с помощью курдов.


Генерал Вотел в Курдистане.

Таким образом, на фоне продолжающихся боевых действий в Ираке и Сирии, можно увидеть как обостряются политические, а вместе с ними и экономические противоречия между участниками войны против Халифата. Картина чем-то напоминает ситуацию конца 1944 - начала 1945 года, когда по мере поражений Третьего Рейха, все явственнее проявлялись противоречия между СССР, США и Британской Империей.
Стороны сейчас озабочены как вопросами послевоенного политического и территориального устройства Ирака и Сирии, так и закреплением позиций, которые обеспечат реализацию военно-политических и экономических интересов после окончания войны. Как можно увидеть по действиям российских или китайских компаний, в ряде случаев не ждут даже окончания войны, а пытаются застолбить свои позиции еще до того, как ситуация окончательно определится. Эта стратегия конечно содержит в себе известные риски, но если Ирак и Сирия сохранятся как целостные государства с единым правительством, то риск этот на мой взгляд оправдается. США через курдов, пытаются также форсировать решение вопроса по контролю над нефтью Дейр-эз-Зора или Киркука. Отсюда и эскалация в этих регионах, которая с точки зрения США выгодна для противодействия России, Ирану и Китаю. Поэтому ожидание окончание войны против Халифата отнюдь не означает успокоения региона. Нефть Ирака и Сирии будет продолжать оставаться одним из главных движущих факторов конфликта на Ближнем Востоке.


Tags: Дейр-эз-Зор, ИГ, Ирак, Иран, Катар, Киркук, Китай, Роснефть, Россия, США, Сирия, война, геополитика, конкуренция, курды, нефть, поставки вооружений, прогнозы, экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments