veritas4 (veritas4) wrote,
veritas4
veritas4

Зачем японская армия воевала с японским флотом

Разборки ведомств происходят везде и всюду. В Советском Союзе КГБ враждовал с МВД, в Третьем рейхе согласование действий авиации и сухопутных войск порой требовало личного одобрения на уровне Геринга, в США традиционны недопонимания между многочисленными силовыми ведомствами, а за обращение к морпеху США как к «солдату» можно немедленно получить хук в челюсть.

Но до полного абсурда войну ведомств довели склонные к максимализму японцы. Императорские армия и флот враждовали не хуже, чем феодальные дома Тайра и Минамото, дело доходило до взаимных покушений и убийств правительственных чиновников, поддерживающих «врагов». Даже адмирал Ямамото предпочитал жить на борту кораблей не столько из любви к морю, сколько из веских опасений за свою жизнь.

Обе «фракции» старались быть непохожими друг на друга во всём и подставляли «противника» перед имперским руководством при малейшей возможности. А то, в свою очередь, вело с генералами и адмиралами сложную дипломатическую игру и даже добивалось подписания официальных договоров о сотрудничестве. Между, напомню, собственной армией и собственным же флотом.

Идеологией армейцев были радикальный японский национализм, вера во всепревозмогающий дух Ямато, презрение к прогрессу, «приземлённой» экономике и техническим новинкам. Образцом армейского офицера был бешеный фанатик, в любую секунду готовый броситься с воплем «банзай» на вражеские пулемёты или политических противников во славу императора. Они жаждали завоевания Китая и покорения Сибири, дабы показать безбожным коммунистам, китайским унтерменшам и тем более проклятым флотским лягушкам, кто тут истинный самурай и страж империи. Армейское командование, подобно немецким войскам СС, более всего ценило призывников из сельской местности, да поглуше — без «тлетворного влияния» цивилизации и с более подходящими для ультрапатриотической индоктринации и мистических идей мозгами. Офицерами армии часто были выходцы из старинных, но обедневших самурайских семейств, чьи предки во время войны Босин поддержали сёгунат и проиграли. Они ненавидели идеи реформации Мэйдзи и идеализировали старые времена всевластия воинского сословия.

В свою очередь, флотские слыли растленными либералами и подозрительно прозападными прогрессистами, слепо полагающимися на сталь, нефть, унылость промышленных показателей и ТТХ техники вместо исконно национальных ценностей. Армейских флотские считали толпой клинических дуболомов, прикрывающих косность, отсталость и неумение планировать операции патриотическими воплями и неразумным расходом человеческих ресурсов. Флот разрабатывал планы войны в южных морях, чтобы получить для империи (и себя любимого) нефть в достаточных количествах, а также выгнать из окрестных акваторий англосаксов и завладеть морскими торговыми путями Азии в интересах корпораций-дзайбацу. Наконец, флот с его сложными механизмами предпочитал брать призывников из городов, особенно крупных, из числа знакомых с машинами грамотных пролетариев. А офицерами флота чаще были выходцы из преуспевших буржуазных семей и оставшихся на плаву самурайских домов, в войну Босин поддержавших императора, с хорошим образованием и знанием других стран и народов.

Разборки флота и армии тяжёлой ношей ложились на и без того не самую мощную экономику островной империи. Поскольку ведомства терпеть не могли сотрудничать друг с другом, они принялись создавать дублирующие структуры и системы вооружений. У японцев были параллельные «ветки» истребителей и бомбардировщиков не только и не столько из-за разных требований к флотской и сухопутной авиации, сколько из нежелания ведомств иметь хоть что-то общее. Машины нередко были очень похожими: советские специалисты долго считали армейский истребитель Ki-27 и флотский A5M модификациями одного самолёта, при том что эти машины разрабатывались независимо, удвоив работу дефицитных авиаконструкторов и инженеров. Флот заказывал танки и формировал бригады морпехов, не желая терпеть на борту кораблей и у своих баз «этих сумасшедших обезьян», армия создавала свою собственную «морскую пехоту» для высадок в Китае, строила корабли от подлодок до лёгких авианосцев, чтобы не связываться с «предателями духа Ямато»… Маразм крепчал, тануки пели.

Замецки

Тануки — это енотовидные собаки, популярные герои японского фольклора. Веселясь, они поют «Пон поко пон» — такую детскую песенку. О них, кстати, у студии Ghibli есть мультфильм «Война тануки в эпоху Хэйсэй и Помпоко».

Армейцы с их упёртой верой в превосходство японского сверхчеловека сначала втянули империю в изматывающую войну на бескрайних просторах Китая против плохо вооружённого, ещё хуже управляемого, но бесчисленного и самоотверженного противника. А затем радостно расшибли себе лоб о советские войска на Халхин-Голе. Этим немедленно и с огромной радостью воспользовались флотские, укрепив свои позиции — и добившись того, что командование армией, под скрежетом зубовный, подписало пакт о ненападении с СССР. Тем самым они и развязали себе руки для войны в южных морях, начавшейся 7 декабря 1941 года.

В итоге и армия, и флот проиграли в войне за свою империю, и вражда между ними сыграла в этом не последнюю роль.

https://warhead.su/2017/11/25/zachem-yaponskaya-armiya-voevala-s-yaponskim-flotom

Tags: Азия, Вторая Мировая, Япония, история, любопытно, люди со странностями
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments