veritas4 (veritas4) wrote,
veritas4
veritas4

Триумф Черноморского Флота. К юбилею Синопской битвы

Тридцатого ноября 1853 года русская эскадра под командованием Павла Нахимова разгромила турецкий флот у мыса Синоп.

за русско-турецкими войнами стояли западные державы
…В двенадцати русско-турецких войнах действия Османской империи, как правило, направлялись и поддерживались извне — Лондоном, Парижем или Берлином.

Так, причиной военных действий в 1710-1713 годах стали интриги потерпевшего поражение при Полтаве шведского короля Карла ХII, а также французского посланника в Турции Шарля де Ферриола. Разгром турецких войск Кутузовым в 1811 году и заключение в 1812-м Бухарестского договора лишили Наполеона, готовившегося вторгнуться в Россию, важного военного союзника, на которого французский император очень рассчитывал.

Весьма враждебно в Британии были встречены успехи России в русско-турецкой кампании 1828-1829 годов, а в ходе войны 1877-1878 годов британский флот был даже введен через пролив Дарданеллы к турецким берегам, чтобы помешать русским войскам взять Константинополь.

В последний вооруженный конфликт с Россией Турцию в 1914 году втянула Германия. Берлин послал в августе 1914 года на Черное море свои боевые крейсера Goeben и Breslau и фактически заставил в октябре того же года Османскую империю напасть на Россию.

Пролог к Крымской войне

Русско-турецкая война 1828-1829 гг. Архив


Не явилась исключением и Крымская война 1853-1856 годов, прологом к которой стали события в бухте Синоп.

После наполеоновских войн, завершившихся блестящей победой русского оружия, почти на 40 лет Россия заняла положение государства, которое определяло вектор развития общемировой политики в Европе и Азии. Это не могло нравиться ни Лондону, ни Парижу.

Великобритания, чей флот доминировал на морях, рассматривала усиление России на Балканах, Кавказе и Средней Азии как угрозу своему могуществу и считала ее своим главным стратегическим противником.

Одним из наиболее активных проводников данной политики был лорд Палмерстоун. Он полагал, в частности, что если позволить России обрести влияние на Турцию, то можно спустя несколько лет потерять и Индию в качестве британской колонии. Палмерстоун планировал расчленить Россию, передав Финляндию Швеции, Прибалтику — Пруссии, Молдавию и Валахию — Австрии, а Крым и Кавказ — Турции.

Антироссийскую позицию занимала и Франция, чей истеблишмент страстно жаждал реванша после поражения в 1812-1815 годах. Отношения между двумя странами окончательно испортил конфликт Николая I с первым президентом Франции Луи-Наполеоном Бонапартом, который объявил себя в 1852 году императором.

Этот шаг российский самодержец счел нелегитимным, поскольку Венский конгресс 1815 года навсегда исключил династию Бонапартов из числа претендентов на французский престол.

Литографический портрет Николая I из коллекции Государственного Русского музея в Ленинграде

В 1838 году британское правительство заключило с Османской империей договор о свободной торговле, который предоставил Англии режим наибольшего благоприятствования и освобождал ввоз ее товаров от таможенных сборов и пошлин. Получив мощный экономический контроль над Турцией, Великобритания совершенно не была заинтересована в отторжении от нее каких-либо территорий.

А это могло случиться, поскольку в европейских владениях Османской империи регулярно происходили преследования христиан, за которых вступался официальный Петербург. Опасаясь действовать против России в одиночку, Лондон пошел на заключение союза с Парижем.

Английские газеты наполнились восхвалениями нового союзника, императора которого, Наполеона III, они ранее преподносили публике в качестве проходимца, чье окружение составляют проститутки и прочие паразиты. Британская пресса также сообщала читателям о том, что этот союз нужен для защиты турецкого правительства, якобы вставшего на путь цивилизованных преобразований.

Николай I хотел войти в историю как император, окончательно освободивший православные народы от турецкого гнета. Ранее в результате русских побед над османами образовалось Сербское княжество и Греческое королевство.

Другим побудительным мотивом Петербурга было установление контроля над черноморскими проливами Босфор и Дарданеллы. Лондон же и Париж страшились появления в Средиземном море русского флота, памятуя о триумфальных победах адмирала Федора Ушакова. Турции была обещана всяческая поддержка в грядущей войне.

Федор Федорович Ушаков, русский флотоводец, адмирал

Она не замедлила разразиться осенью 1853 года, когда Николай I отклонил Венскую ноту, составленную главами Великобритании, Франции, Австрии и Пруссии, в которой содержалось требование вывести из Молдавии и Валахии русские войска.

Дипломаты умолкли, предоставив своим военным вести политику другим, более радикальным способом. Шестнадцатого октября 1853 года началась война России с Турцией. Поскольку речь шла прежде всего о контроле над акваторией Черного моря, на авансцену истории выступили моряки обеих стран, сыграв яркую сцену в уходящей эпохе парусных судов.

Турецкий военно-морской флот насчитывал 13 линейных кораблей и фрегатов, а также 17 пароходов. Его командный состав был заранее усилен английскими советниками. Главным боевым соединением флота, эскадрой, командовал выпускник военно-морской школы в Египте вице-адмирал Осман-паша.

Первое сражение паровых кораблей

В составе Черноморского флота было 40 линейных кораблей, фрегатов и корветов, а также 44 парохода и транспорта. Фактически командовал соединением (при морском министре князе Александре Меншикове) начальник штаба Черноморского флота вице-адмирал Владимир Корнилов.

Семнадцатого ноября 1853 года состоялся первый в истории бой паровых кораблей. Одиннадцатипушечный пароходофрегат "Владимир" под командованием капитан-лейтенанта Григория Бутакова, ведя артиллерийский огонь, стремительно атаковал и захватил 10-пушечный турецкий "Перваз-Бахри".

Это было одним из первых, но не самым главным потрясением османов и их заграничных покровителей. Получив сведения о том, что турецкий флот готовит в порту Синопа силы для морского десанта у Поти и Сухума, Меншиков послал к берегам Анатолии эскадру вице-адмирала Павла Нахимова.

Павел Степанович был опытным флотоводцем, за его плечами — Наваринское сражение 1827 года, в котором был разгромлен египетско-турецкий флот, а также русско-турецкая война 1828-1829 годов, во время которой Нахимов блокировал Дарданеллы.

Картина А.Тербушева "Наваринский бой. "Азов". 1827 г."

Он хорошо изучил все слабые и сильные стороны противника, а также места его дислокации, а потому не торопился. Подойдя 23 ноября к Синопу и обнаружив отряд османских кораблей под охраной шести береговых батарей, Нахимов принял решение подождать подкрепления из Севастополя, а затем атаковать врага, блокировав его в собственном порту.

Двадцать восьмого ноября к его кораблям присоединилась эскадра контр-адмирала Федора Новосильского. После этого Нахимов уже не медлил — учитывая, что на помощь к туркам мог прийти пока нейтральный франко-британский флот, на всякий случай стоявший на якоре в Дарданеллах.

Хладнокровно идя на врага

Атаковать было решено двумя колоннами. В первой, правой должны были идти корабли Нахимова, во второй, левой — Новосильского. Город и жилые дома решено было по возможности щадить от обстрела, сосредоточив огонь пушек по судам и береговым орудиям.

Тридцатое ноября выдалось дождливым и ветреным. В 10 часов утра Нахимов дал сигнал кораблям приготовиться к бою и идти на Синопский рейд. После этого русская эскадра под всеми парусами двинулась на противника.

Хладнокровие и спокойствие российских моряков были так велики, что на флагманском линкоре не забыли произвести традиционный полуденный выстрел.

Нервы же турков были не столь крепки. Через тридцать минут залпом с 44-пушечного флагманского фрегата "Аунни-Аллах" был открыт бешеный огонь со всех османских кораблей и батарей. Началось морское сражение.

"Императрица Мария", возглавлявшая атаку, была засыпана снарядами. В итоге большая часть рангоута и стоячего такелажа были перебиты, однако корабль Нахимова безостановочно шел вперед, отвечая неприятелю громом своих пушек.

Остановившись напротив "Аунни-Аллаха", русский линейный корабль в течение 30 минут в упор расстреливал противника, который, не выдержав напряжения боя, бежал к берегу. Тогда "Императрица Мария" перенесла удар своих орудий на 44-пушечный фрегат "Фазли-Аллах". Тот вскоре тоже загорелся и поспешил ретироваться на берег.

Репродукция картины "Синопское сражение" (1853 г.) работы художника Алексея Петровича Боголюбова из собрания Центрального Военно-Морского музея в Ленинграде

Тогда по распоряжению Нахимова комендоры корабля сосредоточили огонь на береговой батарее №5. Тем временем "Париж" Новосильского громил фрегат "Дамиада" и корвет "Гюлли-Сефид". После попадания снаряда в крюйт-камеру последний окутался облаком и взорвался. "Дамиад" же поспешил выброситься на берег. За ним последовал "Низамие".

За первые тридцать минут боя были уничтожены четыре турецких фрегата и один корвет, составлявшие первую линию. После этого замолчала исковерканная снарядами с "Императрицы Марии " и "Парижа" батарея №5.

Корабли "Великий князь Константин" и "Чесма" тем временем били по фрегатам "Навек-Бахри" и "Насим-Зефер", а затем, покончив с ними, сосредоточились на корвете "Неджми-Фешан". Горящие обломки от взорвавшихся турецких кораблей накрыли батарею №4, уничтожив весь ее расчет. Такая же участь постигла батареи №3 и 6.

Из пекла удалось вырваться только пароходу "Таиф", которым командовал Яхья-бей. К 13 часам 30 минутам к Синопскому рейду на пароходофрегате "Одесса" прибыл вице-адмирал Корнилов. Его сопровождали пароходофрегаты "Крым" и "Херсонес". Все вновь прибывшие корабли включились в битву.

К 16 часам сражение завершилось полным разгромом турецкой эскадры. Потери осман составили только убитыми около 4000 человек.

Был взят в плен Осман-паша, которого команда ограбила и бросила на тонущем фрегате "Ауни-Аллах". Взятый в плен, он проживал в Одессе до 1856 года, когда по окончании Крымской войны получил свободу. Его палаш, который он вручил победителям, до сих пор хранится в музее истории Черноморского флота.

…Данное сражение вызвало крайне негативную и болезненную реакцию в английской прессе, где оно получило название "Синопской резни". Турок газетчики рисовали чуть ли не в роли младенцев, которых убивали безжалостные русские моряки. В конечном счете Лондон и Париж использовали Синопское сражение как повод вступить в войну в марте 1854 года на стороне Турции.





https://ria.ru/analytics/20171130/1509892598.html
Tags: Британия, Запад, Османская Империя, Российская Империя, гибридная война, история, любопытно, русофобия, успехи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments