veritas4 (veritas4) wrote,
veritas4
veritas4

"Не наши методы". В Китае наркодилеров приговорили к казни на стадионе и засомневались

История такая: в южном китайском городе Луфэне на стадион вывели 12 преступников, в основном наркоторгоцев, и… нет, не то, что вы думаете. Им огласили приговор на глазах тысяч этак двадцати "болельщиков". Десять приговоров были высшей мерой. Потом преступников увезли, а в стране началась оживленная дискуссия на тему "это не наши методы".

Запрещено 30 лет назад

Горячий привет нашим борцам за социальную справедливость, до сих пор считающим, что в Китае "коррупционеров расстреливают на стадионах": не на стадионах и не расстреливают. Приговор приводится в исполнение путем смертельной инъекции. Более того: время от времени в стране вспыхивает дискуссия насчет отмены смертной казни. Вспыхивает, вытаскивает на свет очевидные примеры того, что такая мера нигде в мире никоим образом не снижает процент преступности. Затем натыкается на настроения общества — а оно все-таки пока за сохранение исключительной меры — и затихает.

Далее о стадионах. Трудно сказать, когда в Китае в последний раз кого-то расстреливали на арене. Видимо, в прошлом тысячелетии, хотя есть сведения, что в самом начале 2000-х была пара случаев.

Луфэн, по китайским понятиям, город не очень большой, всего-то 1,7 миллиона человек, недалеко от Гонконга или Гуанчжоу (и моря, по которому легко везти контрабанду). Видимо, этот уездный центр — что-то вроде наркотической столицы страны. Окрестные крестьяне не только что-то такое выращивают, но иной раз даже понятия не имеют, что это незаконно. Городской суд работает не покладая рук — только за последний год закрыто 234 наркотических дела с разными сроками наказания. В общем, понятно, что наркоторговцы довели луфэнцев до предела терпения, и это уже не первый случай, когда их везут на стадион показать публике.

Но дальше начинается интересное. В ходе идущей сейчас дискуссии людям напоминают, что выводить даже осужденных преступников на стадионы и в прочие публичные места было запрещено Верховным судом еще в 1988 году. Затем это решение было подтверждено и детализовано тем же судом и парой других ведомств в 2007-м. Видимо, не до всех провинций это дошло и вот сейчас еще раз доводят.

А теперь главное — как именно мотивируется этот запрет. Буквально следующим образом: нельзя унижать людей — даже преступников. Нельзя проявлять неуважение к судебной процедуре и правам человека.

Собственно, и охватившая немалую часть Китая дискуссия обсуждает вовсе не публичные расстрелы — о таковых, как уже сказано, в стране давно забыли. Речь только о выводе осужденных на стадион, то есть о человеческом достоинстве. Уважение к таковому, между прочим, представляет собой несущую конструкцию китайской цивилизации уже далеко не первое тысячелетие.

Нельзя сказать "нет"

В повседневном общении китайцев между собой или с людьми прочих цивилизаций вопрос достоинства проявляется иногда довольно смешным образом. Вот идут деловые переговоры, которые завершаются предложением китайской стороны встретиться позже, обдумать ситуацию всерьез, а пока подписать протокол о намерениях… Неопытный западник может даже не понять, что с ним просто не хотят иметь дело. И потом он начинает жаловаться на лицемерный и загадочный характер этого народа.

Кстати, так же ведут себя японцы, малайцы и многие другие азиаты. Их цивилизация предписывает, что нельзя прямо говорить человеку "нет". Потому что вы этим его обидите, а вот обижать людей нельзя ни в коем случае.

Соответственно, в политике, бизнесе, в чем угодно каждая сторона заботится о том, чтобы "сохранить лицо" оппонента.

Да собственно, и во внешней политике тоже. Почитайте почти ежедневные комментарии китайцев об американской и вообще западной стилистике "брошенных вызовов" и конфронтации, и вы увидите тщательно скрываемую брезгливость к варварам. В Азии вызовов не бросают. В Азии не хамят обслуживающему персоналу. А тот, кто хамит и вообще скандалит, теряет лицо, поэтому окружающие инстинктивно пытаются помочь ему это лицо вернуть, ну, например, превратив происходящее в шутку — посмеявшись в ответ.

Вы можете сказать, что здесь проявляется великий гуманизм азиатских цивилизаций, которые выгодно отличаются этим от западной. Или — великий практицизм азиатов, которые знают, что униженный человек может быть страшен, уж лучше его убить, чем заставить потерять лицо. Хотя кто сказал, что гуманизм непрактичен?

Давайте вспомним, что происходило в страшное десятилетие Китая — условно между 1966 и 1976 годами. Бесчинства хунвэйбинов ставили целью вовсе не физическое, а моральное уничтожение противников.


Их выводили на стадионы, площади, в любые публичные места и заставляли там прилюдно каяться. Все происходившее не зря называлось "культурной революцией" — это было уничтожение основ тысячелетней культуры, всего культурного кода нации. Революционные экспериментаторы хотели заставить китайцев перестать быть китайцами.

Число жертв этого эксперимента исчисляется по-разному, есть даже цифра в миллион человек. Но по большей части это были люди, умершие от голода и лишений, покончившие с собой или убитые озверевшей толпой по случайности.

Расстрелы преступников на стадионах даже какое-то время после смерти Мао Цзэдуна (1976 год) — это затянувшееся прощание нации с некитайскими методами. А сегодня, как видим, нация заботится о сохранении лица даже осужденных наркоторговцев. Китайцы выздоровели и снова стали собой.

https://ria.ru/analytics/20171224/1511602941.html
Tags: Азия, Китай, законы, занятно, мнения, смертная казнь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment