veritas4 (veritas4) wrote,
veritas4
veritas4

Category:

Побег олигарха Минца. Почему и от кого «человек Чубайса» сбежал в Лондон?


Слухи о переезде в Лондон российского миллиардера Бориса Минца легли на хорошо разогретую почву – все последние дни обсуждались проблемы с британской визой у Романа Абрамовича. Получалось, что, несмотря на все старания британских властей осложнить жизнь уже живущим на острове «богатым русским», все новые толстосумы стремятся затеряться в тумане. На самом деле все совсем не так.

О том, что миллиардер Борис Минц и трое его сыновей уехали в Лондон, сообщила газета «Ведомости». Журналисты ссылались на разные неназванные источники – и, хотя комментариев от самого Минца не последовало, все очень похоже на правду. «Ситуация сложилась напряженная, спокойнее уехать» – так объяснил отъезд один из источников. Под ситуацией имелся в виду бизнес Минца, входившего в сотню богатейших россиян по версии «Форбс».

Со своими 1,3 млрд долларов он занимал там 72-е место, владея разными активами, в том числе и 15 бизнес-центрами. Но Борис Минц входил в еще один список – так называемый кремлевский, в который США внесли всех якобы приближенных к власти российских олигархов. Однако никаких санкций против Минца американцы не вводили, да и само попадание в список объясняется методом его составления – в Вашингтоне просто записали в него всю верхушку списка «Форбс». Но тем не менее – отъезд Минца уже используется в пропагандистской войне. Вот, бегут российские олигархи – не дожидаясь американских санкций и не пугаясь даже ужесточения политики Великобритании в отношении «богатых русских». Так ли это?

Для начала нужно раскрыть карты – Минц уехал от неприятностей, связанных с ответственностью за собственный бизнес.

Он был одним из учредителей банка «Открытие», попавшего под санацию, а его главный актив, компания О1 Properties, владеющая более чем полумиллионом квадратных метров столичных торговых центров, должна банкам 25 млрд рублей. Учитывая, что еще 12 млрд Минц потерял в качестве акционера «Открытия», его дела могли быть далеки от идеальных. Как прокомментировал ситуацию с Минцем бизнес-омбудсмен Борис Титов, «я скажу аккуратно. Со стороны экспертов, банкиров и регулирующих органов к Минцу накопились большие вопросы, как говорили в старые времена».

Однако самое важное тут другое – кто именно уехал? Миллиардер и филантроп, создатель Музея русского импрессионизма – или порученец Чубайса? Гражданин Мальты – или действительный государственный советник РФ 1-го класса, то есть обладатель высшего классного чина, соответствующего генералу армии? Почетный профессор Тель-Авивского университета – или председатель правления Международного фонда и премии имени Егора Гайдара?

Дело в том, что 59-летний Минц все 90-е годы формально работал на государство – вице-мэром города Иванова, потом начальником управления в федеральном Мингосимуществе, а с 1996-го – начальником управления президента России по вопросам местного самоуправления. То есть Минца привел в Кремль Чубайс, ставший в тот год главой президентской администрации – но задержался он там и после того, как «лидер реформаторов» лишился своего поста. А вот Минц досидел до 2000 года, чтобы потом в считаные годы стать владельцем самых разных бизнесов.

Да, до 1990 года Минц, как сказано в его биографии, три года работал «в одном из Центров научно-технического творчества молодежи, где заработал свой первый капитал». Из этих центров, как известно, вышли самые разные российские олигархи, начиная от Ходорковского. Но проблема Минца в том, что списать все на заработанные в советские годы, а потом правильно инвестированные «большие деньги» вряд ли получится. Все понимают, как устроившиеся чиновниками предприниматели «зарабатывали» в 90-е. Просто одним удавалось урвать себе сырьевые компании, а другие довольствовались меньшим.

Наведение порядка, начавшееся в нулевые годы, не привело к раскулачиванию незаконно нажитого имущества. Тем, кто не пытался претендовать на роль кукловодов и решателей судеб России, как Березовский, Ходорковский или Гусинский, ничего не грозило. Большинство легализовало свои активы. А вот дальше они оказались перед выбором – где жить?

Дело в том, что для многих из нуворишей Россия была просто «территорией охоты» – они собирались и дальше зарабатывать здесь, чтобы тратить за границей, на Западе. Жизнь на два дома – условно, в Лондоне и Москве – давно стала привычной. Выбирали полный отъезд только те, у кого начинались проблемы с законом в России – или кто открыто не мог терпеть Россию с ее все более крепчавшим «русским духом». Но добровольно терять «кормовую базу» – то есть источник заработка в России – не хотел никто.

Однако чем дальше крепла Россия, тем меньше схем для зарабатывания шальных денег оставалось. Государство снова стало контролировать выполнение своих заказов, да и платить налоги приходилось по полной. А поколение «кооператоров и реформаторов» настолько привыкло к «минимизации» – то есть к киданию и уклонению – что рассматривало новые условия как едва ли не дискриминационные. И нежелание даже делиться с государством подталкивало к полному отъезду на Запад. Потому что это были не созидатели, а потребители. Те, кто думал, как урвать для себя, а не как заработать на том, что будет сделано для всех, для страны.

Так, например, олигарх Сергей Пугачев, имея в собственности крупнейшие питерские заводы, вместо судостроения больше интересовался приобретением сети гастрономических бутиков в Европе и жизнью в Англии и Франции. И это человек, который считался патриотом России! Что уже говорить о тех, кто всегда демонстративно подчеркивал свою любовь к «земле предков», к Израилю – как тот же Минц, создавший при Тель-Авивском университете Институт стратегических решений глобальных проблем имени самого себя и ставший членом совета управляющих этого университета.

Впрочем, компрадорский олигархат попытался дать бой в начале десятых годов – но, проиграв Болотную, окончательно сник. А когда через пару лет начался и открытый конфликт между Западом и Россией, многие нувориши потянулись на выход с вещами. Многие – но все же меньшинство.

Основная часть «списка Форбс» все-таки оставалась в России, даже если проводила тут меньше времени, чем за границей. Мотивы были разные. У кого-то действительно проснулся патриотизм, но большинство все-таки хотело сохранить возможность зарабатывать на пусть и не любимой, но Родине. Дело в том, что на Западе им можно было только жить и тратить – но не преумножать свои состояния. Не только сопоставимой с Россией доходности, но и просто интересных и перспективных проектов им там было не получить. Во-первых, все там схвачено давно и надежно, а во-вторых, связи с Россией накладывали дополнительные ограничения на возможность покупок тех или иных производств.

Показательно, что даже такие мультимиллиардеры, как Абрамович и Рыболовлев, всячески ублажавшие один Великобританию, второй Монако, в итоге получили там проблемы.

Понятно, что убежавшие олигархи никогда не вернут свои капиталы в Россию – но вот будут ли новые «эмигранты», вроде Минца?

Да, будут – и это станет признаком улучшения ситуации в России, а не кризиса. Потому что бежать будут те, кого сам ход истории заставит определиться: с кем вы, выгодополучатели 90-х? С народом и страной – которые, как бы вы их ни презирали и какие бы вопросы у них к вам не возникали, все-таки позволяют вам красиво жить на «заработанное непосильным трудом»? Или с собственными страхами и комплексами, шепчущими на ухо, что «за все рано или поздно придется платить»? Каждый из них будет выбирать для себя – народ, Родину, принципы. На самом деле это достаточно простой выбор: для тех, для кого Россия – это не «территория для охоты». Ну а для тех, кто считает себя «офшорной аристократией» – путь один.

Петр Акопов



Tags: 90-ые, Россия, Чубайс, занятно, мнения, неочевидно, олигархи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments