veritas4 (veritas4) wrote,
veritas4
veritas4

«Отныне правительство подчиняется площади». Никол Пашинян объявил в Армении охлократию


Охлократия в Армении как «подушка безопасности» для переходной власти

Сто дней у власти Никол Пашинян отметил в революционном духе – на площади. Его выступление стало знаковым и вызвало бурное обсуждение в армянском обществе. Шутка ли – премьер-министр фактически объявил наступление в Армении эры охлократии, когда важнейшие государственные решения будет принимать народ. А если точнее – толпа, митинг, революционные массы.

«В Армении нет коалиции, нет коалиционного правительства, нет парламентского большинства. В Армении есть народ, высшая власть принадлежит напрямую народу, и народ осуществляет прямое управление. Именно в этом ключевой смысл революции. На практике это означает, что эта революционная площадь Республики называется верховным органом народной власти. Отныне правительство подотчётно этой площади, подчиняется этой площади. Это означает, что мы при принятии важнейших решений политической и экономической жизни должны всем народом собраться здесь. Народ уполномочит совершить или запретить то или иное действие», – провозгласил Пашинян.

Итак, решать теперь будет «революционная площадь Республики». Власть толпы...




«В Армении произошла де-факто смена формы управления и сейчас установлена система правления, которую в историографии принято называть прямой властью народа», – считает лидер победившей «бархатной революции».

Та самая охлократия, которую определяют как вырожденную форму демократии, основанную на сиюминутных импульсах толпы, ведомой демагогами.

По большому счёту Пашинян прав – прежней власти уже нет, полноценной новой – ещё нет (говорить о ней можно будет только после выборов), в Армении длится переходный период. Вопрос лишь в том, как надолго этот период затянется.

Пашинян апеллирует к власти народа (толпы). Сложные внутренние и внешние проблемы государства в такое время максимально упрощаются, на первый план выходят популизм и авантюризм, подкреплённые ораторским искусством революционных лидеров. Политический курс на этапе охлократии может меняться, поскольку кризис власти не предполагает стабильности, а опора на «революционную площадь» – и не опора вовсе, поскольку увлечь толпу любой идеей не составляет труда, будь то «переходное судейство» или даже решение судьбы Арцаха (и это тоже Пашинян доверил площади).

Критикующие выступление Никола Пашиняна, посвящённое стодневному юбилею его личной победы, похоже, не совсем понимают, с чем столкнулась Армения. Аналогий с Украиной совершенно не просматривается: там и революция была кровавой, поскольку у украинских националистов не было моральных ограничителей по поводу убийств соотечественников, и своих демагогов толпа изначально не воспринимала в качестве лидеров, и никакой охлократии на руинах свергнутой власти не возникло. Сразу после государственного переворота революционеры объявили президента сбежавшим и официально взяли всю власть в свои руки, а народ с площади сначала отправили жечь Одессу, а затем убивать Донбасс – и всё это за 100 дней после украинской «революции гидности».

Митинг в Ереване 17 августа 2018 года

В Армении ситуация принципиально иная: смена власти произошла бескровно, Никол Пашинян был назначен премьер-министром на переходный период парламентом совершенно законно.

И если на Украине выборы президента (проведённые через 100 с небольшим дней после переворота) только закрепляли уже существующее положение вещей, то в армянском варианте всё иначе – выборы, несмотря на значительную поддержку правительства Пашиняна, могут стать испытанием для переходной власти, и чем больше они оттягиваются, тем для неё хуже.

А поскольку с избирательной кампанией вышла проволочка (новой власти, во-первых, потребовалось физически сменить чиновников, руководство Еревана, вузов и так далее, чтобы свести к минимуму влияние РПА; во-вторых, предстоит изменить избирательное законодательство и даже конституцию), кризисную пустоту и неопределённость необходимо заполнить.

«Революционная площадь» как инструмент высшей власти – это без преувеличения гениальный ход Никола Пашиняна, поскольку сейчас его «подушкой безопасности» может служить исключительно охлократия. Она не несёт стабильности в управлении страной, создаёт волны во внешнеполитической деятельности Армении, но для переходного режима власть улицы – это гораздо лучше, чем личная ответственность за принятые решения.

Пашинян просто блестяще подвёл базу под армянскую охлократию: нет парламентского большинства, нет коалиционного правительства. Остаётся лидер «бархатной революции» и «революционная площадь». Всё! Власть народа провозглашена официально, способ управлять государством найден – решения Пашиняна будут утверждаться собравшимися на площадь революционными массами. Стихией.

Сейчас Никол Пашинян вбросил в эту стихию идею о так называемом переходном правосудии, одновременно обвинив судейский корпус Армении в коррупции и выполнении приказов представителей бывшей власти.

«Хочу сказать и коррумпированным властям, и получающим от них указы судьям – возьмите себя в руки и не шутите с народом», – заявил премьер-министр. По его словам, пришло время «серьёзно задуматься о формировании новых органов переходного правосудия». Пашинян сообщил, что «очень многие страны прошли по этому пути и международное сообщество приветствует эту практику». «И мы должны сделать все возможное для того, чтобы эффективно использовать этот инструмент», – заключил он. Иначе говоря, переходному правительству требуются «переходные судьи», соответствующие режиму охлократии. Будут ли их выбирать на площади или на митинге просто одобрят (уже одобрили?) подход Пашиняна к судебной системе Армении – не столь важно. Главная задача «переходных судей» – следовать желаниям улицы, всецело доверяющей своему лидеру.

Председатель Палаты адвокатов Армении Ара Зограбян предупредил Никола Пашиняна: если тот пойдёт по пути создания «переходного правосудия», велик риск быть обвинённым политическими оппонентами «в совершении деяния по свержению предусмотренного конституционного строя». Однако политические оппоненты премьер-министру не страшны – его рейтинги сейчас позволяют в полной мере поставить себе на службу «революционную площадь» и проводить с её помощью в жизнь какие угодно решения. Если бы выборы проводились в эти дни, сторонники Пашиняна получили бы и абсолютное большинство в парламенте, и никакая коалиция не потребовалась бы, если верить социологии. Премьер-министр это прекрасно знает и желает сохранить своё абсолютное лидерство до парламентских выборов.

Для этого и нужна охлократия, позволяющая жить в состоянии перманентной «бархатной революции» и через площадь сменить всё, что, по его личному мнению, нуждается в смене.

Помешать Пашиняну объективно никакие политические оппоненты не смогут – разве что на словах. На митинге в честь своей 100-дневки во власти он объявил и о намерении изменить Конституцию Армении, чтобы избежать своей отставки перед выборами. Самым крайним сроком их проведения ранее Пашинян называл май 2019 года. То есть, вполне вероятно, что будет ещё 200-дневный юбилей премьер-министра, за ним 300-дневный и, возможно, даже 400-дневный. Слишком долго для переходного правительства. Слишком – и для «революционной площади» – охлократия не отличается долгожительством и имеет склонность к свержению своих кумиров. Получится ли у переходного правительства приблизить выборы и/или удерживать в тонусе «революционную площадь» 200, 300, 400 дней?

Сейчас на рейтинг Пашиняна работает широкая кампания борьбы с коррупцией, затронувшая как верхушку бывшей власти Армении, так и крупные компании, вместе с чиновниками изобретавшие схемы ухода от налогообложения. Западные СМИ рассказывают о сотнях тысяч долларов, возвращённых в бюджет Армении в результате накала борьбы с коррупцией, сам Пашинян в июле говорил о сумме в 42 миллиона долларов. «Сегодня уже десятки миллионов долларов возвращаются в бюджет, – сообщил он на митинге 17 августа. – Но мы сейчас в ситуации, когда правоохранительные органы Армении работают с большой нагрузкой. И возникает вопрос, способна ли судебная система морально и физически вести борьбу с коррупцией». И здесь премьер-министр продвигает свою идею реформы устройства правосудия в стране.

До начала выборной кампании Пашиняну нужны впечатляющие результаты по крайней мере на двух направлениях, которые приносят ему политические дивиденды сегодня – борьба с коррупцией и «дело 1 марта», которое, по утверждению премьер-министра, «полностью раскрыто».

И в том и в другом случае «революционной площади» для поддержания духа нужны если не показательные казни виновных, то громкие судебные процессы и скрежет ключей в замках тюремных камер. Слова Пашиняна о «переходном правосудии» – не просто импульс…



Фонд Стратегической Культуры


Tags: Армения, Пашинян, коррупция, майдан, оранжевые революции, стратегия, суды
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments