veritas4 (veritas4) wrote,
veritas4
veritas4

Журналист Вышинский: Киев арестовал меня ради обмена на Сенцова

Журналист дал интервью «Стране» о жизни в СИЗО, перспективах обмена на Сенцова и сути обвинений

Редактору «РИА-Новости Украина» Кириллу Вышинскому сегодня, 6 сентября Херсонский городской суд продлил содержание под стражей еще на два месяца. За день до того его госпитализировали из зала суда с подозрением на инфаркт. Однако после обследования заседание продолжилось, закончившись вердиктом об очередных 60 днях тюрьмы.«Стране» удалось передать вопросы Кириллу и получить ответы на них в день суда. Публикуем оперативную расшифровку.

— Как думаете, почему вас задержали в мае 2018 года?

— Ответ очевиден. Выборы скоро, а предоставить избирателю нечего. Кроме войны, власть не предлагает других решений конфликта на Донбассе. Коммуналка — заоблачная, гривна падает, украинцы выезжают в ЕС и РФ на заработки. И на этом фоне происходят попытки что-то предъявить, как достижение своему избирателю. Парад, суета вокруг автокефалии, попытка освободить или обменять осуждённых в РФ граждан Украины. Набор скудный, но на безрыбье…

— Что стало непосредственным поводом для задержания?

— Набор обвинений был высосан из пальца, это очевидно. Но целью ареста точно не было «торжество правосудия». Как говорили ученики в школе, где я работал: «ха-ха-ха, три раза». Почему арестован — это операция СБУ и Администрации президента для реанимирования «обмена». Украинской власти нужна была вишенка на торте в списке на обмен, который можно было бы передать российской стороне. Я очень спокойно отношусь к значимости своей персоны, но больше семи лет я работал собственным корреспондентом ВГТРК, медийное лицо — вот вам и «вишенка».

— Как отреагировали на задержание ваши коллеги?

— Мои коллеги, узнав об аресте, максимально старались помочь. На это и был расчет на Банковой. Не случайно в тот же день прозвучала фамилия Сенцова с украинской стороны. Еще в 2014 году идею арестовать меня высказал один бывший харьковский журналист. Но тогда я воспринял это, как бред. А сейчас это стало красивой пиар-акцией к выборам.

— Как разворачивались события в день вашего задержания?

— Важнее, скорее, масштабность спецоперации, которую 15-го мая провела СБУ, чем сами обстоятельства. Обыски проводились у меня дома, дома у моих родителей-пенсионеров, в редакции «РИА Новости Украины». Даже обыскали квартиру в Днепропетровске, где живет моя мать и квартиру семьи отца, с которым мать в разводе более 40 лет. Обвиняют меня, а обыскивают моих родственников, цинично их запугивая. Для этого нужен огромный ресурс. Меня же «взяли» на стоянке, когда я садился в машину. Без адвоката я в квартиру отказался входить и вызвал его по телефону. После чего мне заломали руки и обыскали, хотя ордера на это не имели. Моими ключами открыли дверь и начали обыск без присутствия адвоката.

— Что происходило в то время в редакции?

— А тем временем в нашей редакции собирались вскрывать пол. Понятия не имею, что они хотели там найти. Высокие чины СБУ делали громкие заявления, народные депутаты предлагали «менять» меня сразу в день обыска, без какого либо суда и следствия, которые никому не нужны. Интересен только обмен.

— На чем основывается обвинение?

— В подозрении, которое мне вручили после обыска, сплошь ложь и манипуляции. СБУ заявляют, что я «открыто декларировал», что цель моей работы на посту главреда РИА — ведение информационной войны, а не журналистская деятельность. В материалах ещё много фарса. По мнению СБУ, я планировал создавать фейковые сайты, а затем перепечатывать с них информацию. Ни одной ссылки на подобную «клюкву» на сайте «РИА Новости Украины» у следствия нет, как нет и в природе.

— Откуда они это взяли?

— Про то, что я открыто «декларировал», что веду «информационную войну»? Из моей личной переписки. Прекрасная «открытая декларация». Смешнее, как они интерпретировали эту переписку. Весной 14 года я спорил со своим визави в переписке о том, нужно ли оставлять на нашем сайте мнение одного «независимого» политолога, который в то время откровенно работал на власть. Мой собеседник доказывал, что комментарий нужно снять, поскольку идет «информационная война», в моем же ответе была фраза: «я понимаю, что для них это информационная война», после чего я доказывал, что ради объективности мы должны давать разные точки зрения и этот комментарий тоже. А СБУ вырвало из контекста одну только фразу- так я стал участником информационной войны, сам того не зная. Я не занимался «информационной войной», я занимался и занимаюсь журналистикой.

— А что случилось с тем комментарием?

— Он остался на сайте. Только СБУ это не сильно интересует, они же нашли только нужные слова в переписке. Самая же большая часть об винения касается 16 статей, опубликованных на нашем сайте весной 14-го. Смешно уже то, что о них вспомнили через четыре года. И при этом мы никогда не попадали в списки составляемые СБУ и МинСтецем «угрожающих нацбезопасности Украины» СМИ. За четыре года не было ни одной официальной претензии, хотя я ведь «госизменник» и «участник информационной войны» со стажем, если верить СБУ.

— Что такого в этих текстах?

— Эти тексты, в основном, посвящены событиям в Крыму. Страна в то время напоминала бурлящий котел, который вот-вот должен был взорваться. После Майдана о единодушии в стране говорить не приходилось. В этой ситуации я понял, что упреков в заангажированности можно избежать только цитируя все стороны. Мы давали Яроша, делали интервью с лидером самого радикального крыла «Правого сектора» «Белого Молота» Гораном. Все материалы, которые были авторскими, острыми, мы подавали в рубрике «Точка зрения» с припиской: «Мнение автора может не совпадать с мнением редакции. Ответственность за цитаты, цифры и факты, приведенные в тексте несет автор». Именно эти тексты сегодня мне ставят в вину. Выбрали только тексты, где поддерживался крымский референдум. Никого не волнует, что были материалы и с противоположными оценками происходящего. Не хитрая манипуляция. Такие дела можно возбуждать против множества украинских СМИ, которые в то время старались выдерживать стандарты профессии.

— Как суд реагирует на доводы адвокатов?

— Судьи прекрасно понимают, что я должен сидеть и «съедают» «доказательства» СБУ.

— Но все это было достаточно давно. СБУ ехало к вам четыре года?

— Не совсем. В 2018 году СБУ нашло у нас ещё одну «зраду». 15-го мая мы опубликовали материал «Атака на УПЦ. Кто виноват в отказе автокефалии» в разделе «Мнения». По мнению СБУ данная статья «размещена в интересах РФ, с целью помощи им в проведении подрывной деятельности против Украины, а именно получения автокефалии украинской поместной церкви». Хотя сам текст — это комментарий эксперта Дмитрия Корнейчука взятый с его ФБ. В тексте — 10 строчек скептическая точка зрения Корнейчука, а 17 строчек — цитата из обращения УПЦ (КП) по поводу предоставления Томоса. Зрада в цитировании материалов УПЦ (КП)? Материал писали по канонам освещения конфликта — два мнения «за» и два «против». Читатель уже сам решает, чьи аргументы убедительнее! Но СБУ и это бросает в топку «госизмены».

— Как вам в херсонском СИЗО?

— Херсонское СИЗО это старый тюремный корпус из красного кирпича. Метровые, в толщину, стены, потолки по четыре метра, нары в два яруса. Еще екатерининские постройки.

— Кто ваши соседи?

— Многого рассказать не могу, не думаю, что имею право распространятся об их личной жизни. Приватность в тюрьме очень ценится. Но могу сказать точно, что «политический сиделец» для них не в новинку. Содержались здесь и крымчане, которым также по разным надуманным поводам «шьют», как здесь говорят, госизмену, а потом пытаются внести в обменные списки.

— Что вы думаете об обмене?

— Слово «обмен» вызывает у меня смешанные чувства.

— Какие предложение вам поступали? И согласитесь ли вы, в случае, если предложат?

— «Обмен», это из лексики военных и филателистов. Я не военный и не марка. Я журналист. Но власть старается сделать меня козырем в процессе обмена, который буксует и не приносит политических дивидендов. Если сопоставить факты, вся история с обменом не очень сложная. Сенцов объявляет голодовку «за освобождение всех политзаключенных» за день до моего ареста. Не закончили сотрудники СБУ копошиться в моих вещах, а некоторые политики уже требовали моего обмена на Сенцова. А меня ведь даже не успели ни в чем обвинить. Все это не более, чем мелкая лизоблюдская суета: кто быстрее произнесет нужные тезисы. Не думаю, что ещё кому-то нужно объяснять, что им нужен просто мой обмен, а не безопасность Украины.

Кирилл Малышев, «Страна», Украина


Tags: Вышинский, Сенцов, Украина, диктатура, журналисты, интервью, преследования СМИ, репрессии, свобода слова, симптоматично
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments