veritas4 (veritas4) wrote,
veritas4
veritas4

Теракт в Керчи: о чём молчат либеральные федеральные каналы и СМИ




Главное в керченской трагедии – не мотивы убийцы, а удивительное мужество преподавателей и студентов, которые попытались встать у него на пути. О них, к сожалению, известно мало, так как в центре внимания СМИ – нелюдь, а истории настоящих героев где-то на периферии.

Но кое-что все-таки известно.

Так, 46-летний преподаватель информатики Александр Моисеенко пытался остановить преступника (предположительно – хотел отнять у него ружье), но был убит. Говорят, убийца трижды прострелил ему голову, видимо, в отместку за героический порыв


У Александра остались жена и ребенок-школьник. Сокурсники вспоминают, что он был добрым, неконфликтным человеком. Получил диплом физика с правом преподавания и, судя по странице в ВК, занимал активную гражданскую позицию, поддерживая решение Москвы по Крыму и осуждая киевский режим.

Еще один преподаватель, 62-летняя Лариса Кудрявцева, закрыла собой студентов, когда убийца зашёл в её кабинет. «Там творился хаос, дети начали выбегать из аудитории, сестра не бросилась из кабинета, она подошла к этому нелюдю, чтобы дать время студентам выбежать», – рассказала «Комсомольской правде» двоюродная сестра погибшей.

Лариса Борисовна проработала в колледже 20 лет. Студенты души в ней не чаяли и называли педагогом от Бога. Это материнское движение – прикрыть учащихся собой – говорит о преподавателе больше, чем любые награды и грамоты.

Под стать учителям-героям оказались и студенты колледжа. По словам очевидца, во время трагедии четыре 15-летних первокурсника, пытаясь отвлечь убийцу от группы девочек, бросались в него камнями и вызвали огонь на себя. Все четверо убиты, девочки спаслись.

Российские СМИ, узнавшие об этом у свидетеля-студента, почему-то забыли выяснить имена героев. Есть догадки, что речь идет о Никите Флоренском, Владиславе Вердибоженко, Даниле Пипенко и Сергее Степаненко.

Это чрезвычайно характерный и очень печальный момент, который многое объясняет в причинах трагедии. За пять дней после массового убийства было подробно рассказано об убийце, о самой трагедии, о реакции людей, скорби и прочее, но практически ничего не известно о тех, кто проявил чудеса мужества. Более того, убийцу-отморозка, отнявшего 20 жизней (дай Бог, больше не будет), регулярно называют стрелком, будто он в тир сходил развеяться.

СМИ расписали чуть ли не каждое действие убийцы. Известно, как он готовился к преступлению и какое у него было оружие. Поминутно изучены все его шаги в колледже (для наглядности даже в виде инфографики). Имя нелюдя прогремело на всю страну, но теперь стоит предать его забвению, ведь даже родственники не хотели хоронить его тело. По федеральным каналам и социальным сетям должны греметь имена тех, кто без оружия и почти без шансов на спасение встал на пути преступника, пожертвовав собой и выиграв секунды, которые для кого-то стали спасительными.

Они – настоящие герои трагедии в Керчи. И те студенты медицинского колледжа, которые делали перевязки и ставили капельницы своим сверстникам в первые часы после трагедии. И те, кто ещё до прибытия МЧС выносил раненых, рискуя попасть под огонь.

Но возьмут ли у них интервью? Снимут ли о них фильмы? Напишут ли про них песни и книги?

Легко ответить, вспоминая предыдущие трагедии. Много ли снято картин о героях Беслана? Часто ли мы вспоминаем о героях 08.08.08, если не брать документалки Сладкова и других военкоров? Известны ли те, кто стеной вставал против водной стихии во время наводнения на Дальнем Востоке? Помните ли вы имя той храброй девочки, которая спасла десятки человек на Сямозере? Увы, они не вдохновляют нынешних командиров масскультуры. Это скучно, говорят они, пресно, нужна перчинка.

В итоге «перчат» направо и налево. В героях ходят мрази да подонки, циники и моральные дегенераты, которые воспринимают жизнь как сафари, а окружающих людей – как биоресурс. А если и появляются положительные герои, они действительно выглядят либо фальшивыми, либо фэнтезийными, так как поделки о них стряпают по госзаказу те, кто за кадром ржет над их подвигами.

Существует убеждение, что время патетики и героики прошло, что подвиги и примеры самопожертвования не вызывают у избалованной аудитории ничего, кроме скуки. В конце концов, говорят многоопытные продюсеры и редакторы, преступления и социальные девиации всегда были привлекательнее с художественной точки зрения, а положительные герои всегда типичны до оскомины.

Да, зло как нечто запретное, выходящее за пределы нормы всегда вызывало больший интерес и лучше продавалось, но прибыльность недаром связана с тем, кто требует душу в залог. Да, подвиги совершают зачастую скромные, не склонные к высоким словам люди, которые на все вопросы отвечают одинаково – «на моём месте так сделал бы каждый». Так и должно быть: простота свойственна добру, которое не терпит позёрства. Но в этой простоте кроются те крупицы истинного в человеке, которые высекаются во время внутренней работы души и мысли.

Когда преподаватель керченского колледжа попытался остановить убийцу вопреки инстинкту самосохранения, это не стандартная реакция, как убеждают некоторые, а некая квинтэссенция, «выжимка» всей его жизни и судьбы.

Раскрыть суть этой внутренней работы, показать привлекательность простоты того, кто решился пожертвовать собой ради другого, безусловно, нелёгкая художественная задача. Чтобы сказать об этом не банально, а вдумчиво и искренне, надо не просто быть мастером, но и самому поверить в идеалы, как верили Высоцкий, Шукшин, поэт-песенник Добронравов, ранний Окуджава, Бондарчук-старший...

Нынешних мастеров такая сложность пугает, отталкивает. Гораздо легче придумать пошленький скетч или кровавый триллер, поставить на поток сериальчики о тупой семейке или удачливых болванах – и косить «капусту». Неправда в том, что этот массовый треш, именуемый популярным искусством, столь уж востребован и воспринимается зрителем «на ура». В последнее время складывается обратное ощущение.

Чернуха и развлекуха всё меньше будоражат зрителей, поэтому её делают всё жёстче и пошлее. В медиа, интернете, кино, театре, компьютерных играх её стало столь много, что люди банально устали от крови и «ржача», им всё чаще хочется чего-то светлого и чистого, по-настоящему героического. Вот почему многие предпочитают пересматривать старые советские фильмы, отвергая современные блокбастеры и сериалы.

Герои и подвиги тех, кто рядом с нами, с каждым годом вызывают всё более живой отклик. В социальных сетях группы типа «Гордость России» или «Народный герой» набирают сотни тысяч просмотров, тысячи «лайков», сотни искренних комментариев, среди которых много сожалений о том, что о настоящих героях забывают крупные телеканалы и кинокомпании.

Приведу и более скромный пример. В социальных сетях газеты ВЗГЛЯД время от времени публикуются истории героев, и они вызывают большой интерес со стороны пользователей. К примеру, в день керченской трагедии, когда ещё не было известно о тамошних подвигах, текст о брянском школьнике, который спас инвалида от огня, получил значительную поддержку. То же было и с текстом о героине Сямозера Юлии Король.

Поразительно не то, что в школах и на улицах вдруг появляются убийцы, хладнокровно расстреливающие людей. А то, что при таком обилии агрессивных образов в масскультуре их всего лишь единицы. Значит, что-то внутри общества, семьи, в самой душе человека противостоит разрушительному влиянию медиа. Что-то, на чём современное общество держится вопреки «концу прогресса».

Но это не может продолжаться бесконечно. Если после каждой трагедии мы будем ограничиваться словами скорби и рекламой убийц, количество отморозков будет увеличиваться с каждым годом. Для воспитания общества одного патриотизма недостаточно – нужна система ценностей и идеалов, предполагающая ответы на все ключевые вопросы (та самая идеология).

Но даже при отсутствии большой идеи (всё же она должна созреть, а не быть насаженной искусственно) необходимо делать ставку на тех, кто собственным примером демонстрирует очевидные идеалы самопожертвования и бескорыстия.

Нужно создавать живой пантеон из тех, кто жил или живёт рядом с нами, испытывает те же проблемы и радости, имеет те же привычки и сомнения – но в решающий момент сделал нечто такое, от чего ком подступает к горлу. В наше якобы негероическое время их по-прежнему не хватает, они зажигаются как светлячки и дают надежду на то, что Россия продолжит свой великий путь.

Но многие ли знают без гугла-яндекса имена и подвиги лейтенанта Прохоренко, майора Солнечникова, школьницы Король, рядового Родионова, лейтенанта Нурбагандова? Не сравнить с узнаваемостью какой-нибудь Мары.

Покажите, какие герои есть у народа, и станет ясно, какое у этого народа будущее.

Эдуард Биров

Русское агенство новостейhttp://xn----ctbsbazhbctieai.ru-an.info

Tags: Керчь, Крым, Россия, СМИ, героизм, мнения, правда, теракт
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments